(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30
Узнать о системе больше

Постановление АС ЗСО от 13.11.2019 № Ф04-4877/2019

Дело № А27-23267/2018

Резолютивная часть Постановления объявлена 06 ноября 2019 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 13 ноября 2019 года.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Буровой А. А.
судей Алексеевой Н. А., Перминовой И. В.

при ведении протокола судебного заседания с использованием средств видеоконференц-связи (аудиозаписи) помощником судьи Нигматулиной А. Ю. рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово на решение от 25.03.2019 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Новожилова И. А.) и Постановление от 25.06.2019 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Скачкова О. А., Бородулина И. И., Хайкина С. Н.) по делу № А27-23267/2018 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Логистическая компания «Сибирь» (630102, Новосибирская область, г. Новосибирск, улица Восход, дом 20, офис 501, ОГРН 1134205003570, ИНН 4205259629) к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово (650992, Кемеровская область, г. Кемерово, проспект Кузнецкий, 11, ОГРН 1044205091380, ИНН 4205002373) о признании недействительным решения в части.

В заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью «Логистическая компания «Сибирь» – Анзелевич П. Б. по доверенности от 26.10.2018.

Путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Кемеровской области (судья Ходякова О. С.) в заседании участвовали представители Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово – Бубенкова Е. В. по доверенности от 05.02.2019, Заречнева А. С. по доверенности от 07.06.2019.

Суд установил:

общество с ограниченной ответственностью «Логистическая компания «Сибирь» (далее – заявитель, Общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово (далее – налоговой орган, Инспекция) о признании недействительным решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 09.06.2018 № 51 в части доначисления и предложения уплатить налог на прибыль в сумме 11 670 169 руб., пени по налогу на прибыль в сумме 1 503 948 руб., штрафа по налогу на прибыль в сумме 4 668 067 руб.; штрафа по налогу на добавленную стоимость (далее – НДС) в сумме 3 667 102 руб.

Решением от 25.03.2019 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения Постановлением от 25.06.2019 Седьмого арбитражного апелляционного суда, требования Общества удовлетворены частично: признано недействительным решение Инспекции в части доначисления налога на прибыль в сумме 11 670 169 руб., соответствующих сумм пени и штрафа, привлечения к ответственности по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) за неполную уплату НДС в виде штрафа в сумме 1 833 551 руб. В остальной части заявленные требования оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе Инспекция, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, просит решение и Постановление отменить в части удовлетворенных требований и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований заявителя. В обоснование доводов кассационной жалобы налоговый орган указывает на отсутствие реальности хозяйственных взаимоотношений между Обществом и ООО «Аллегро»; создание схемы, направленной на вывод заявителем денежных средств из-под налогообложения путем применения фиктивного документооборота. Кроме того, по мнению Инспекции, у судов отсутствовали основания для снижения размера штрафных санкций.

Общество возражает против доводов Инспекции согласно отзыву.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, Постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка Общества, по результатам которой составлен акт от 05.02.2018 № 18 и принято решение от 09.06.2018 № 51 о привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 3 статьи 122 НК РФ в виде штрафа в общей сумме 8 335 169 руб.

Данным решением Обществу также доначислен налог на прибыль в сумме 11 670 169 руб., НДС в сумме 9 167 756 руб., начислены пени в сумме 3 580 533 руб.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области от 18.09.2018 № 351 решение Инспекции оставлено без изменения.

Применительно к доводам кассационной жалобы основанием для доначисления НДС, соответствующих сумм пени и штрафа послужил вывод налогового органа о неправомерности применения налогового вычета по НДС по взаимоотношениям с ООО «Рубин», ООО «Промрегионтрейд», ООО «Спецпроммонтаж».

Не оспаривая факт совершенного правонарушения и правомерность доначисления НДС, соответствующих сумм пени, Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Инспекции в части размера штрафа.

Частично удовлетворяя требования заявителя, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 106, 112, 114 НК РФ, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришел к выводу о возможности снижения штрафа по статье 122 НК РФ, а суд апелляционной инстанции своим Постановлением поддержал выводы суда первой инстанции в данной части спора.

Суд кассационной инстанции, поддерживая выводы судов, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и обстоятельств, установленных по делу.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 23 НК РФ налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги.

Согласно пункту 1 статьи 122 НК РФ неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия), если такое деяние не содержит признаков налогового правонарушения, предусмотренного статьями 129.3 и 129.5 НК РФ, влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

Если деяния, предусмотренные пунктом 1 статьи 122 НК РФ, совершены умышленно, то в соответствии с пунктом 3 статьи 122 НК РФ это влечет взыскание штрафа в размере 40% от неуплаченной суммы налога (сбора).

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 15.07.1999 № 11-П, санкции штрафного характера, исходя из общих принципов права, должны отвечать вытекающим из Конституции Российской Федерации требованиям справедливости и соразмерности.

Принцип соразмерности, выражающий требования справедливости в сфере публично-правовой ответственности, предполагает установление этой ответственности лишь за виновное деяние и ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания.

Статьей 112 НК РФ установлены обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения. При этом предусмотренный перечень смягчающих обстоятельств не является исчерпывающим.

В соответствии с пунктом 4 статьи 112 НК РФ при наложении санкций за налоговые правонарушения налоговый орган или суд, рассматривающий дело, устанавливает обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность налогоплательщика за совершение таких правонарушений, и учитывает эти обстоятельства в порядке, установленном статьей 114 НК РФ.

В силу пункта 3 статьи 114 НК РФ при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не меньше чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, право относить те или иные фактические обстоятельства, прямо не предусмотренные статьей 112 НК РФ, к обстоятельствам, смягчающим ответственность налогоплательщика, и устанавливать размер, в том числе и кратность снижения налоговых санкций, установленных законом, предоставлено как налоговому органу при производстве по делу о налоговом правонарушении, так и суду при рассмотрении дела.

Как указано в пункте 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации», если при рассмотрении дела, связанного с применением санкции за налоговое правонарушение, будет установлено наличие хотя бы одного из смягчающих ответственность обстоятельств (пункт 1 статьи 112 НК РФ), суд при определении размера подлежащего взысканию штрафа обязан в соответствии с пунктом 3 статьи 114 НК РФ уменьшить его размер не менее чем в два раза по сравнению с предусмотренным соответствующей нормой названного Кодекса.

Учитывая, что пунктом 3 статьи 114 НК РФ установлен лишь минимальный предел снижения налоговой санкции, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (например, характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания более чем в два раза.

Право оценки доказательств по делу и определения размера санкции с учетом признания того или иного обстоятельства смягчающим ответственность предоставлено судам первой и апелляционной инстанций.

Полно и всесторонне оценив представленные в материалы дела доказательства, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о наличии оснований для применения пункта 1 статьи 112, пункта 3 статьи 114 НК РФ.

При этом суды учли признание Обществом противоправного характера своих действий, тяжелое финансовое положение, активное участие Общества в общественной и благотворительной деятельности региона.

Довод жалобы о том, что в данном случае отсутствуют обстоятельства для снижения размера штрафа, отклоняется судом кассационной инстанции, поскольку несогласие Инспекции с признанием судами указанных обстоятельств в качестве смягчающих ответственность не свидетельствует о незаконности и необоснованности решения и Постановления; приведенный в пункте 1 статьи 112 НК РФ перечень обстоятельств, смягчающих ответственность, не является исчерпывающим, любые иные обстоятельства могут быть признаны судом смягчающими ответственность налогоплательщика.

Доводы Инспекции о том, что начисленный налоговым органом размер штрафа соответствует степени вины налогоплательщика, тогда как снижение судом штрафа до указанного размера противоречит положениям статей 112, 114 НК РФ, подлежат отклонению как несостоятельные и заявленные без учета установленных обстоятельств по делу.

Доводы налогового органа о том, что установленное налоговой проверкой правонарушение было признано совершенным умышленно, в связи с чем тяжелое финансовое положение не может быть признано смягчающим обстоятельством, правомерно отклонены апелляционным судом, поскольку сам по себе характер совершенного правонарушения не является препятствием для применения смягчающих вину обстоятельств.

Ссылка Инспекции на судебную практику не может быть признана обоснованной, поскольку судебные акты по каждому делу принимаются с учетом конкретных доводов и доказательств, представленных сторонами.

Оснований для отмены судебных актов по данному эпизоду не имеется.

Также основанием для доначисления налога на прибыль, соответствующих сумм пени и штрафа послужил вывод налогового органа о неправомерном отнесении налогоплательщиком на расходы документально неподтвержденных затрат по приобретению у ООО «Аллегро» векселей ООО «Компания Оптима» на сумму 58 300 000 руб.

Удовлетворяя требования заявителя в указанной части, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 23, 32, 246, 247, 252 НК РФ, статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», принимая во внимание правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную Постановлении от 24.02.2004 № 3-П, в Определениях от 04.06.2007 № 320-О-П, от 04.06.2007 № 366-О-П, в с учетом разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в Постановлении от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление № 53), во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу о том, что по результатам рассмотрения настоящего дела Инспекцией не представлено необходимой совокупности доказательств наличия в действиях налогоплательщика признаков недобросовестности, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды.

Суд кассационной инстанции, заслушав представителей сторон, поддержавших доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, проверив законность судебных актов в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав материалы дела, приходит к следующим выводам.

Пунктом 1 Постановления № 53 установлено, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды (уменьшения налоговой базы, получение налоговых вычетов или права на возмещение налога, налоговых льгот) является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах неполны, недостоверны или противоречивы.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях: если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом; если для целей налогообложения учтены операции не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера); если налоговая выгода получена вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункты 3, 4 Постановления № 53). При этом, установление наличия или отсутствия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или экономической деятельности (пункт 9 Постановления № 53).

Налоговая выгода не может быть самостоятельной целью деятельности налогоплательщика, оценка обоснованности или необоснованности полученной налогоплательщиком налоговой выгоды производится исходя из оценки направленности совершенных им операций на достижение определенного экономического эффекта.

Пунктом 7 Постановления № 53 предусмотрено, что если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщиком для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

Судами установлено, что между налогоплательщиком (доверитель) и ООО «Аллегро» (поверенный) в лице Окриашвили М.З. заключен договор поручения от 01.01.2016 № АЛЛ01-01/2016.

По условиям договора поручения от 01.01.2016 № АЛЛ01-01/2016 ООО «Аллегро» приняло на себя обязательства совершать лично, посредством своего представителя, уполномоченного соответствующей доверенностью, по поручению доверителя и от его имени обслуживание касс и кассовых зон доверителя, расположенных по следующим адресам: г. Кемерово, ул. Проездная, 22; г. Новокузнецк, ул. Полесская, 15, г. Анжеро-Судженск, ул. Лазо, 17, г. Мариинск, ул. Ленина, 105, помещение 45.

Под обслуживанием касс и кассовых зон понимается сбор поверенным наличной кассовой выручки (наличных денег) доверителя, ее хранение и зачисление (перечисление) на счет доверителя. Поверенный обязан в течение пяти месяцев с момента принятия наличных денег от доверителя зачислить (перечислить) соответствующую сумму на расчетный счет доверителя.

Денежные средства (выручка) в сумме 58 300 000 руб. в наличной форме были переданы ООО «Аллегро» через Иванова О.В. по доверенности от 01.01.2016, что подтверждается расходными кассовыми ордерами, актами оказанных услуг по договору поручения.

Выручка учтена заявителем при формировании объекта обложения соответствующими налогами.

ООО «Аллегро», получив наличные денежные средства от Общества, свои обязательства по зачислению выручки на расчетный счет заявителя не исполнило.

Между ООО «Аллегро» (цедент), налогоплательщиком (цессионарий) и ООО «Компания Оптима» (должник) заключены договоры цессии от 11.01.2016 № 11-01, от 15.02.2016 № 15-02, от 31.03.2016 № 31-03, по условиям которых цедент в счет обеспечения своих обязательств перед цессионарием передает простые векселя должника, а цессионарий принимает простые векселя, имеющие следующие реквизиты: № 0000001 номинал 17 000 000 руб., № 0000002 номинал 22 300 000 руб., № 0000003 номинал 19 000 000 руб.

Одновременно Обществом заключены договоры купли-продажи простых векселей с ООО «СтройПроект» от 11.01.2016 № 11-01/2016, от 15.02.2016 № 15-02/2016, от 31.03.2016 № 31-03/2016 и составлены акты приема-передачи векселей от 11.01.2016, от 15.02.2016, от 31.03.2016, по условиям которых заявитель передал, а ООО «СтройПроект» приняло простые векселя серии № 0000001, № 0000002, № 0000003 на общую сумму 58 300 000 руб.

30.06.2016 между Обществом и ООО «Аллегро» заключено соглашение о прекращении обязательств новацией.

Согласно пункту 1.3 соглашения новое обязательство поверенного перед доверителем заключается в замене обязанности поверенного зачислить (перечислить) сумму наличной кассовой выручки (наличных денег) в размере 58 300 000 руб. на счет доверителя обязательством поверенного возвратить доверителю денежные средства в общем размере 58 300 000 руб. по договору займа, условия которого изложены в пунктах 1.5 – 1.9 соглашения.

Также 30.06.2016 сторонами заключено соглашение о прекращении обязательств зачетом, по условиям которого обязательство Общества перед ООО «Аллегро» по оплате за векселя, полученные на основании договоров цессии от 11.01.2016 № 11-01, от 15.02.2016 № 15-02, от 31.03.2016 № 31-03, заключенных между ООО «Аллегро» и заявителем, прекращаются в полном объеме, обязательство ООО «Аллегро» перед Обществом по возврату займа, предусмотренное соглашением о прекращении обязательств новацией от 30.06.2016, прекращается в полном объеме.

Доначисляя по результатам налоговой проверки оспариваемые суммы налога на прибыль, пени и штрафа, Инспекция исходила из того, что хозяйственные отношения между налогоплательщиком и ООО «Аллегро» в реальности отсутствовали, спорные векселя не были приобретены заявителем, а также не были реализованы им в адрес ООО «СтройПроект»; Обществом создана схема, направленная на вывод налогоплательщиком денежных средств из-под налогообложения путем применения фиктивного документооборота.

Суды, признавая неправомерным доначисление заявителю налога на прибыль и отклоняя доводы налогового органа о совершении Обществом действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды, исходили из следующего:

– с кассовой выручки в сумме 58 300 000 руб., переданной ООО «Аллегро», налогоплательщик уплатил налог на прибыль и НДС;

– реальность хозяйственных операций между налогоплательщиком и ООО «Аллегро», факт передачи спорных денежных средств от заявителя представителю ООО «Аллегро» по доверенности подтверждается представленными в материалы дела первичными документами, а также показаниями представителя ООО «Аллегро» Иванова О.В. и исполнительного директора заявителя Бахтиной Л.А.;

– в ходе налоговой проверки Инспекция почерковедческой экспертизы не назначала, факт подписания первичных документов уполномоченными лицами под сомнение не ставила;

– согласно результатам почерковедческой экспертизы, проведенной по заявлению налогоплательщика, первичные документы (в том числе договоры, соглашение о новации, соглашение о зачете, доверенность, акты оказанных услуг) по взаимоотношениям с ООО «Аллегро» от имени директора ООО «Аллегро» Окриашвили М.З. подписаны Окриашвили М.З.;

– факт отсутствия перечисления вознаграждения Обществом в адрес ООО «Аллегро», на что ссылается Инспекция, связан с неисполнением последним принятых по договору поручения обязательств и не свидетельствует о нереальности спорных хозяйственных операций;

– отсутствие у ООО «Аллегро» лицензии на оказание услуг по инкассации денежной наличности с учетом того, что общество фактически не осуществляло инкассаторскую деятельность, подлежащую лицензированию, не привело к каким-либо негативным налоговым последствиям, в том числе получению заявителем необоснованной налоговой выгоды;

– действия Общества и его контрагентов направлены на извлечение прибыли, указанные выше хозяйственные операции обусловлены разумными экономическими и коммерческими соображениями, а совершение операций – реальными обстоятельствами хозяйственной деятельности;

– Инспекция не оспаривает реальность выбытия выручки из владения заявителя, факты получения им векселей, наличие у ООО «Аллегро» обязательств перед Обществом; рассматриваемые сделки сторонами не оспорены; при этом способы исполнения обязательств является правом участников правоотношений.

Вместе с тем, отклонив часть доводов налогового органа, суды не дали оценки другим доводам, приводимым Инспекцией в оспариваемом решении.

В подтверждение вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды Инспекция ссылалась на создание заявителем схемы вывода денежных средств путем осуществления согласованных действий группой лиц, в том числе заявителя, ООО «Аллегро», ООО «СтройПроект», ООО «Компания Оптима» в отсутствие реальности финансово-хозяйственных операций.

При этом при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций налоговый орган указывал на то, что в ходе налоговой проверки были выявлены факты, свидетельствующие о недобросовестности контрагентов ООО «Аллегро», ООО «СтройПроект», ООО «Компания Оптима», об участии организаций в схемах, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды вследствие создания фиктивного документооборота, в частности:

– ООО «Компания Оптима» (эмитент спорных векселей) является «транзитной» организацией, участвующей в схемах по обналичиванию денежных средств и минимизации налоговых обязательств путем фиктивного участия в хозяйственных отношениях; руководитель организации Обоймова Е.Н. является «массовым» руководителем; согласно объяснениям Обоймовой Е.Н. от 11.03.2016 она по просьбе Огай Вадима Геннадьевича за вознаграждение регистрировала на свое имя организации, к финансово-хозяйственной деятельности которых никакого отношения не имела; поступившие на расчетный счет ООО «Компания Оптима» денежные средства в кратчайшие сроки обналичивались; по данным налоговой и бухгалтерской отчетности за 2016 год ООО «Компания Оптима» операции с ценными бумагами не отражало;

– ООО «Аллегро» обладает признаками «проблемной организации»; организация была зарегистрирована менее двух лет; на момент заключения договора поручения от 01.01.2016 № АЛЛ01-01/2016 ООО «Аллегро» находилось в стадии ликвидации, о чем 07.10.2015 была внесена запись в единый государственный реестр юридических лиц; согласно пояснениям руководителя общества Окриашвили М.З. (протокол допроса от 23.03.2017, пояснения от 21.12.2018) она являлась формальным руководителем ООО «Аллегро», факт участия в деятельности организации отрицала; движение денежных средств по счетам организации носит «транзитный» характер; из анализа налоговой и бухгалтерской отчетности за 2016 год следует, что названная организация операции по выбытию ценных бумаг не осуществляла;

– ООО «СтройПроект» относится к категории «фирм-однодневок»; допрошенная в качестве свидетеля руководитель ООО «СтройПроект» Дмитракова Н.С. (протокол допроса от 10.01.2019, от 06.03.2019) пояснила, что организация была зарегистрирована на ее имя по просьбе Орешкина Н.А. за вознаграждение, все руководство организацией, в том числе подписание финансово-хозяйственных документов, ведение переговоров осуществлялось Орешкиным Н.А.; ООО «ЛК Сибирь» ей не известно, с данной организацией хозяйственных отношений не было; документы по взаимоотношениям с налогоплательщиком она не подписывала; данные расчетного счета ООО «СтройПроект» свидетельствуют о том, что поступившие на счет денежные средства в течение 1-2 дней перечисляются на счета иных организаций с различным назначением платежа.

Между тем в нарушение положений статей 71, 168, 170, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации все установленные налоговым органом обстоятельства и указанные доводы не были оценены судами.

Суды, поддержав доводы налогоплательщика о фактическом совершении ООО «Аллегро» действий в рамках договора поручения от 01.01.2016 № АЛЛ01-01/2016 (получение наличных денежных средств по расходно-кассовым ордерам в офисах заявителя), тем не менее оставили без внимания доводы налогового органа о том, что на момент заключения договора поручения от 01.01.2016 № АЛЛ01-01/2016 и его исполнения у ООО «Аллегро» отсутствовала лицензия на оказание услуг по инкассации денежной наличности.

Делая вывод в судебных актах о реальности хозяйственных операций между Обществом и ООО «Аллегро» со ссылкой на получение денежных средств в размере 58 300 000 руб. Ивановым О.В., в то же время суды в судебных актах не указали мотивы отклонения доводов налогового органа о том, что спорные денежные средства фактически не выбыли из владения Общества, поскольку допрошенный в качестве свидетеля Иванов О.В. не смог пояснить, где и когда познакомился с Окриашвили М.З. (руководителем ООО «Аллегро»), где конкретно передавал денежные средства; Окриашвили М.З. отрицает факт руководства организацией, доказательства получения ею указанных средств от Иванова О.В. в материалах дела отсутствуют.

Принимая в качестве надлежащего доказательства нотариально заверенное заявление Обоймовой Е.Н., согла