Курс ЦБ на 2 июля 2022 года
EUR: 56.3584 USD: 53.7676 КЛЮЧЕВАЯ СТАВКА 9.5%
(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30

ФНС России направляет для использования в работе обзор судебных актов, вынесенных Верховным судом Российской Федерации по вопросам налогообложения за период 2014 года и первое полугодие 2015 года.




Действительный
государственный советник РФ
2-го класса
С. А. Аракелов

Приложение

Обзор судебных актов, вынесенных верховным судом Российской Федерации по вопросам налогообложения за период 2014 года и первое полугодие 2015 года

НДФЛ

Неустойка является доходом для целей исчисления НДФЛ.

Неустойка выплачивается в целях выравнивания разницы в доходах лица в связи с несвоевременным поступлением денежных средств (просрочкой исполнения денежного обязательства). Перечень доходов, не подлежащих налогообложению НДФЛ, установлен статьей 217 Налогового кодекса, является исчерпывающим, доход в виде неустойки в данном перечне не указан.

Указанный вывод содержится в Определении Верховного суда Российской Федерации от 30 сентября 2014 г. по делу № 309-ЭС14-47.

Если у нескольких налогоплательщиков имеется по доли в праве собственности на квартиру, принадлежащие им менее трех лет, и на каждую долю оформлено свидетельство о государственной регистрации права собственности, то в случае продажи налогоплательщиками своих долей по договору купли-продажи, в котором каждый налогоплательщик выступает продавцом своей доли как самостоятельного объекта купли-продажи, имущественный налоговый вычет по доходам от такой продажи предоставляется каждому налогоплательщику в сумме, не превышающей 1 000 000 рублей.

Принимая во внимание условия договора купли-продажи квартиры от 11.10.2011, согласно которым налогоплательщик выступал самостоятельным продавцом своей доли, право собственности на которую было зарегистрировано за ним в установленном порядке и выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на эту долю, а цена договора была определена для каждого продавца в отношении принадлежащего этому продавцу объекта права (долей квартиры), суды пришли к выводу, что, несмотря на наличие одного покупателя и совпадение момента отчуждения своих долей в квартире всеми собственниками, что повлекло заключение одного договора купли-продажи, в данном случае имела место реализация каждым продавцом своего индивидуального права собственности – доли квартиры.

Установив все фактические обстоятельства по делу, принимая во внимание, что спорные правоотношения возникли до вступления в силу Федерального закона от 23.07.2013 № 212-ФЗ «О внесении изменения в статью 220 части второй Налогового кодекса Российской Федерации», руководствуясь положениями подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) в редакции, действующей в спорный период, учитывая положения Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13.03.2008 № 5-П, а также позицию Министерства финансов Российской Федерации, изложенную в Письме от 02.11.2012 № ЕД-4-3/18611@, суды пришли к выводу о правомерности применения налогоплательщиком имущественного вычета в размере 1 000 000 рублей и признали недействительным оспариваемое решение инспекции в указанной части.

Указанный вывод содержится в Определении Верховного суда Российской Федерации от 22 декабря 2014 г. № 306-КГ14-2867.

Налог на прибыль организаций

При определении реальных расходов, понесенных налогоплательщиком по приобретенным им товарам, ввезенных на таможенную территорию Таможенного союза, возможно использовать стоимость товара, указанную в ГТД.

Поддержав вывод налогового органа, суды установили нереальность спорных хозяйственных операций между обществом и его контрагентами. По мнению судов, все представленные обществом первичные учетные документы направлены на увеличение стоимости стеклопосуды у конечного потребителя – налогоплательщика и создание фиктивного документооборота в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

При этом, как указали суды, инспекцией из расходов общества была исключена разница между таможенной стоимостью товара, указанной в ГТД импортером, и стоимостью приобретения обществом этого товара у контрагентов, которая в результате ряда фиктивных операций в итоге увеличилась в несколько раз.

Указанный вывод содержится в Определении Верховного суда Российской Федерации от 19 сентября 2014 г. № 305-КГ14-1976.

Затраты организации по сносу домов на земельных участках, приобретенных с целью создания санитарно-защитных зон, не списываются налогоплательщиком единовременно в состав расходов, а включаются в первоначальную стоимость таких земельных участков.

В соответствии с подпунктом 7 пункта 1 статьи 254 НК РФ при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций в составе материальных расходов учитываются затраты, которые связаны с содержанием и эксплуатацией основных средств и иного имущества природоохранного назначения, и в частности – расходы, связанные с формированием санитарно-защитных зон в соответствии с действующими государственными санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами.

В то же время в соответствии с пунктом 1 статьи 257 НК РФ первоначальная стоимость основного средства определяется как сумма расходов на его приобретение, сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования (за исключением НДС и акцизов, кроме случаев, предусмотренных НК РФ).

Таким образом, первоначальная стоимость земельных участков, приобретенных с целью создания санитарно-защитных зон, должна была формироваться с учетом всех затрат, в том числе, с учетом стоимости жилых домов, расположенных на земельных участках, поскольку указанные жилые дома изначально не могли использоваться по назначению (как жилые дома) в качестве объектов основных средств и подлежали безусловному сносу для приведения земельных участков в состояние, пригодное для использования в качестве санитарно-защитных зон.

Указанный вывод содержится в Определении Верховного суда Российской Федерации от 3 сентября 2014 г. № 307-ЭС14-314.

В случае, когда в течение установленного в подарочной карте срока она не была предъявлена физическим лицом обществу в целях получения соответствующего товара, сумма предварительной оплаты, полученная продавцом, для целей налогообложения прибыли является безвозмездно полученным имуществом и учитывается в целях налогообложения прибыли в соответствии с пунктом 8 статьи 250 Налогового кодекса.

Как следует из материалов дела и установлено судами, в 2010 – 2011 годах общество реализовывало собственные подарочные карты (сертификаты) с ограниченным сроком предъявления по договорам, заключаемым с компаниями – юридическими лицами, при условии оплаты карт в размере 100% от их номинала. В свою очередь компании по условиям указанных договоров брали на себя обязательство передать подарочную карту клиентам – физическим лицам, а общество – предоставить товар на основании предъявляемой им подарочной карты сети ИЛЬ ДЕ БОТЭ, которая в свою очередь является средством платежа при покупке товара.

Принимая во внимание специфику отношений, связанных с обращением указанных подарочных карт, Судебная коллегия полагает, что денежные средства, полученные обществом при их реализации, фактически являются предварительной оплатой товаров, которые будут приобретаться физическими лицами в будущем. Обмен подарочной карты (сертификата) на товары признается реализацией товара, в этой связи суммы оплаты карт, полученные организацией (продавцом) от покупателей – юридических лиц в счет предстоящей поставки товаров физическим лицам, учитываются в доходах от реализации для целей налогообложения прибыли на дату непосредственной реализации товаров.

По условиям договоров установлен конкретный срок действия подарочных карт, предъявляемых физическими лицами в целях получения у общества парфюмерно-косметической продукции, по окончании срока использования карты обязательства общества перед держателями таких подарочных карт – физическими лицами прекращаются.

Следовательно, в случае, когда в течение установленного в подарочной карте срока она не была предъявлена физическим лицом обществу в целях получения соответствующего товара, сумма предварительной оплаты, полученная продавцом, для целей налогообложения прибыли является безвозмездно полученным имуществом и учитывается в целях налогообложения прибыли в соответствии с пунктом 8 статьи 250 Налогового кодекса.

Указанный вывод содержится в Определении Верховного суда Российской Федерации от 25 декабря 2014 г. по делу № 305-КГ14-1498.

Акты сверки, которыми подтверждается наличие спорной задолженности между налогоплательщиком и его контрагентами, не только доказывают наличие спорной задолженности, но и являются обстоятельством, свидетельствующим о перерыве срока исковой давности.

Согласно пункту 18 статьи 250 Налогового кодекса внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы в виде сумм кредиторской задолженности (обязательства перед кредиторами), списанной в связи с истечением срока исковой давности или по другим основаниям, за исключением случаев, предусмотренных подпунктом 21 пункта 1 статьи 251 НК РФ.

В соответствии со статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности равен трем годам. Согласно статье 203 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

Суд кассационной инстанции указал, что в материалах дела имеются акты сверки, которыми подтверждается наличие спорной задолженности общества перед контрагентами, датированные 2009, 2010 и 2011 годами. Указанные акты сверки были приняты в качестве доказательства наличия у общества спорной задолженности, однако, как указал суд кассационной инстанции, неправомерно не приняты налоговым органом и судами первой и апелляционной инстанций в качестве обстоятельства, свидетельствующего о перерыве срока исковой давности.

Указанный вывод содержится в Определении Верховного суда Российской Федерации от 17 сентября 2014 г. № 306-КГ14-1683.

При включении в состав амортизационной группы срок полезного использования повторно не устанавливается, он определяется по правилам пункта 1 статьи 258 Налогового кодекса в момент его ввода в эксплуатацию, тогда как в амортизационную группу такой объект включается по правилам пункта 11 статьи 258 Налогового кодекса на момент документального подтверждения факта подачи документов на государственную регистрацию права собственности в соответствии с установленным ранее сроком полезного использования.

В момент ввода скважин в эксплуатацию Налогоплательщиком в соответствии с Классификацией основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 № 1 (в редакции Постановления Правительства РФ от 18.11.2006 № 697, действовавшей на момент ввода основных средств в эксплуатацию), определены следующие сроки полезного использования: по скважинам № 852, 826, 723, 864, 859, введенным в эксплуатацию в 2007 году, – 120 месяцев; по скважинам № 851, 888, 772, введенным в эксплуатацию в 2008 году, – 180 месяцев.

В 2010 году по указанным скважинам Обществом поданы документы на государственную регистрацию права собственности.

Проверкой также установлено, что на момент документального подтверждения факта подачи документов на государственную регистрацию права собственности (2010 год) Обществом по скважинам № 0851, 852, 826, 0880, 0772, 0723, 864, 0859 (код по ОКОФ 12 4521161) повторно определен (изменен) срок полезного использования – 85 месяцев.

При исчислении суммы амортизационных отчислений для целей налогового учета спорные скважины включены в состав пятой амортизационной группы, в соответствии с Классификацией основных средств, в редакции Постановления Правительства Российской Федерации от 12.09.2008 № 676.

Отказывая ОАО «Оренбургнефть» в удовлетворении заявленных требований о признании недействительным решения от 30.08.2013 № 52-17-18/1782р в части начисления и предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций в сумме 8 619 182,00 руб., пеней за несвоевременную уплату налога на прибыль в размере 325 424,11 руб., суды первой и апелляционной инстанций исходили из неправомерности выводов Налогоплательщика о том, что срок полезного использования имущества, права на которое подлежат государственной регистрации, определяется на основании пункта 11 статьи 258 НК РФ на момент документального подтверждения факта подачи документов на государственную регистрацию права собственности. При этом суды указали, что порядок определения срока полезного использования в силу положений пункта 1 статьи 258 НК РФ напрямую связан с моментом введения объекта основных средств в эксплуатацию и не связан с подачей документов на государственную регистрацию права.

Указанный вывод содержится в Определении Верховного суда Российской Федерации от 3 марта 2015 г. № 305-КГ15-615 и Определении Верховного суда Российской Федерации от 4 марта 2015 г. № 305-КГ15-53.

Налогоплательщик имеет право учесть в составе расходов стоимость приобретенных в период применения им упрощенной системы налогообложения товаров, если они были им реализованы в дальнейшем уже при применении общей системы налогообложения.

Основанием доначисления налога на прибыль послужил вывод инспекции о неправомерном учете обществом в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, стоимости товаров на сумму 980 555 рублей, приобретенных, но нереализованных в период действия упрощенной системы налогообложения.

Как установлено судами, спорные товары были приобретены обществом в период с 2010 по 2011 годы в момент применения им упрощенной системы налогообложения, однако реализованы были заявителем в 2012 году в период применения обществом общей системы налогообложения, и в этом же периоде общество уменьшило налогооблагаемую прибыль на сумму расходов, понесенных им при приобретении спорного товара.

Признавая неправомерным доначисление соответствующих сумм налога, суды, учитывая установленные по делу фактические обстоятельства, руководствуясь положениями статей 268 и 272 Налогового кодекса, пришли к выводу, что в рассматриваемом случае общество вправе учесть в целях исчисления налога на прибыль расходы на приобретение указанных товаров в периоде их реализации.

Указанный вывод содержится в Определении Верховного суда Российской Федерации от 6 марта 2015 г. № 306-КГ15-289.

Суммы отчислений в резерв на возможные потери по ссудам, сформированный с учетом положений пункта 1 статьи 292 НК РФ, включаются в состав внереализационных расходов исключительно в течение отчетного (налогового) периода.

Налоговым органом было установлено занижение налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2010 год на сумму резерва на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности в сумме 19 993 677 825 рублей, сформированного в 2011 году. Указанные обстоятельства явились основанием доначисления 3 978 129 698 рублей налога на прибыль организаций.

Поскольку согласно пункту 2 статьи 292 Налогового кодекса суммы отчислений в резерв на возможные потери по ссудам, сформированный с учетом положений пункта 1 названной правовой нормы, включаются в состав внереализационных расходов в течение отчетного (налогового) периода.

Учитывая, что в силу подпункта 2 пункта 7 статьи 272 Налогового кодекса датой признания расходов в виде сумм отчислений в резервы, формируемые в соответствии с названным Кодексом, признается дата начисления резерва в соответствии с требованиями главы 25 Налогового кодекса, суды пришли к выводу об отсутствии у банка оснований для включения в состав внереализационных расходов за 2010 год сумм отчислений в резерв на возможные потери по ссудам, сформированный в 2011 году.

Ссылка банка на положения статьи 54 Налогового кодекса, позволяющие, по его мнению, скорректировать резерв в связи с допущенной ошибкой, несостоятельна, поскольку изменение в 2011 году резерва, сформированного и учтенного в 2010 году, не является ошибкой применительно к названной правовой норме.

Указанный вывод содержится в Определении Верховного суда Российской Федерации от 16 марта 2015 г. № 307-КГ15-536.

Сумма налога на добавленную стоимость, в возмещении которой было отказано по причине пропуска трехлетнего срока на заявление соответствующего вычета, не могут быть списаны в состав расходов в виде затрат, понесенных при осуществлении деятельности, направленной на получение прибыли.

Общество, ссылаясь на подпункт 2 пункта 2 статьи 265 и пункт 2 статьи 266 Налогового кодекса, полагает, что сумма налога на добавленную стоимость, в возмещении которого было отказано по причине пропуска трехлетнего срока на заявление соответствующего вычета, является безнадежной к взысканию задолженностью. Поскольку нормы налогового законодательства предусматривают открытый перечень расходов, принимаемых к вычету при исчислении налога на прибыль организаций, указанные суммы налога могут быть списаны в состав расходов в виде затрат, понесенных при осуществлении деятельности, направленной на получение прибыли. Спорные затраты на уплату налога на добавленную стоимость, как указывает общество, связаны с извлечением дохода посредством эксплуатации построенного морского терминала.

Отказывая в удовлетворении требования заявителя, суды указали, что по правилам статьи 170 Налогового кодекса учесть «входной» налог на добавленную стоимость в составе расходов по налогу на прибыль организаций можно только в случае его учета в стоимости поименованных в указанной статье товаро