Сегодня 19 ноября 2019 года
Call center
Онлайн-консультант
(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30

Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 26.10.2016 по делу № 33-20471/2016

  • Федеральное законодательство
  • Законодательство субъектов РФ
  • Судебная практика

Справка: судья Шарифуллина Р. Х.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе
председательствующего Васильевой Г. Ф.,
судей Фроловой Т. Е. и Голубевой И. В.,
с участием прокурора Замалетдиновой Л. И.,
при секретаре А.,
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Г. на решение Октябрьского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 3 июня 2016 года.

Заслушав доклад судьи Голубевой И. В., объяснения Г. и его представителя Б., поддержавших доводы жалобы, представителя М. Г. МА. – К., заключение прокурора Замалетдиновой Л. И., полагавших решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

установила:

Г. (в порядке ст. 39 ГПК РФ уточнив исковые требования) обратился в суд с иском к М. Г. МБ. о взыскании утраченного дохода вследствие причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия.

В обоснование исковых требований указал, что 8 февраля 2012 года на перекрестке адрес произошло ДТП между автомобилем Форд Транзит, государственный регистрационный знак №___ принадлежащим на праве собственности М. Г. МБ., под управлением Л. и автомобилем Вольво, государственный регистрационный знак №___, под управлением истца. Виновным в ДТП был признан водитель Л. В результате данного ДТП Г. получил телесные повреждения, квалифицирующиеся как тяжкий вред здоровью. Указанные обстоятельства подтверждаются вступившим в законную силу приговором Кировского районного суда г. Уфы от 29 апреля 2013 года. В момент совершения ДТП Л. состоял в трудовых отношениях с ответчиком М. Г. МБ., работал в должности водителя автомобиля Форд Транзит, государственный регистрационный знак №___, следовательно, ответчик обязан возместить истцу утраченный заработок. В уточнении к исковому заявлению истец сослался на судебную бухгалтерскую экспертизу от 18 февраля 2016 года назначенную определением Верховного Суда Республики Башкортостан от 26 января 2016 года в рамках другого гражданского дела, где был установлен размер чистого среднемесячного дохода Г., осуществляющего индивидуальную предпринимательскую деятельность за период с 1 февраля 2011 года по 1 февраля 2012 года в размере 300 769 руб. 66 коп., поскольку коэффициент утраты профессиональной трудоспособности определить на сегодняшний день не удалось, рассчитав из дохода в размере 300 769 руб. 66 коп. Истец просил суд взыскать с ответчика утраченный заработок за период с 13 июня 2012 года по 1 июля 2013 года в размере 3 779 671 руб. 97 коп., а также расходы по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб., расходы по уплате госпошлины.

Обжалуемым решением суда в удовлетворении исковых требований Г. к М. Г. МБ. о взыскании утраченного дохода, вследствие причинения вреда, в результате дорожно-транспортного происшествия, отказано.

В апелляционной жалобе Г. просит решение суда отменить, считает его незаконным, в обоснование жалобы указывая на то, что в результате ДТП от 8 февраля 2012 года он стал инвалидом. Согласно выводов эксперта ФКУ «ГБ МСЭ по РБ» от 9 марта 2016 года определить ему степень утраты профессиональной трудоспособности не представилось возможности, однако отсутствие механизма проведения учреждениями медико-социальной экспертизы не может препятствовать осуществлению его прав инвалида на компенсацию утраченного заработка. Он не мог заниматься предпринимательской деятельностью по оказанию услуг по ремонту транспортных средств.

Лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте проведения судебного заседания судебной коллегии заблаговременно и надлежащим образом. На основании ст. 167, 327 ГПК РФ судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Информация о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы Г. на решение Октябрьского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 3 июня 2016 года заблаговременно была размещена на интернет сайте Верховного Суда Республики Башкортостан.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Разрешая спор и отказывая Г. в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что истцом доказательств наличия обязанности со стороны ответчика выплатить ему утраченный заработок за упомянутый выше период – не представлено, как и не представлено доказательств наличия утраты профессиональной трудоспособности при осуществлении им индивидуальной предпринимательской деятельности в области оказания услуг по ремонту и техническому обслуживанию авто-мототранспортных средств, в результате повреждения здоровья, причиненного ДТП, имевшем место 8 февраля 2012 года.

С данным выводом суда судебная коллегия соглашается, поскольку он является правильным и подтверждается материалами дела.

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Согласно ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п. ; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т. п.). Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т. п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи.

В соответствии со ст. 1086 ГК РФ размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности – степени утраты общей трудоспособности. В состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего включаются все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-правовым договорам как по месту основной работы, так и по совместительству, облагаемые подоходным налогом. Не учитываются выплаты единовременного характера, в частности компенсация за неиспользованный отпуск и выходное пособие при увольнении. За период временной нетрудоспособности или отпуска по беременности и родам учитывается выплаченное пособие. Доходы от предпринимательской деятельности, а также авторский гонорар включаются в состав утраченного заработка, при этом доходы от предпринимательской деятельности включаются на основании данных налоговой инспекции. Все виды заработка (дохода) учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов. Среднемесячный заработок (доход) потерпевшего подсчитывается путем деления общей суммы его заработка (дохода) за двенадцать месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на двенадцать. В случае, когда потерпевший ко времени причинения вреда работал менее двенадцати месяцев, среднемесячный заработок (доход) подсчитывается путем деления общей суммы заработка (дохода) за фактически проработанное число месяцев, предшествовавших повреждению здоровья, на число этих месяцев. Не полностью проработанные потерпевшим месяцы по его желанию заменяются предшествующими полностью проработанными месяцами либо исключаются из подсчета при невозможности их замены.

Вместе с тем, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в его Постановлении от 5 июня 2012 года № 13-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Т.» положение п. 2 ст. 1086 ГК РФ о включении в состав утраченного в результате повреждения здоровья заработка (дохода) гражданина – индивидуального предпринимателя, применяющего систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности, его доходов от предпринимательской деятельности на основании данных налоговой инспекции, не препятствует использованию для подтверждения дохода, фактически полученного потерпевшим, иных достоверных сведений, надлежащим образом зафиксированных в предусмотренных законодательством документах, отражающих формирование суммы доходов и расходов (данные контрольно-кассового аппарата и журнала кассира – операциониста, первичные товарно-транспортные накладные и др.), поскольку плательщик единого налога на вмененный доход рассчитывает данный налог исходя из вмененного дохода, то есть потенциально возможного, определяемого расчетным путем (абзацы второй и третий статьи 346.27, пункты 1 и 2 статьи 346.29 НК РФ), а не фактически полученного при осуществлении предпринимательской деятельности дохода, который может отличаться от вмененного дохода, как в большую, так и меньшую сторону.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, 8 февраля 2012 года на перекрестке улиц адрес в результате нарушения водителем Л. п. 1.3, 1.5, 6.2, 6.13 и 10.1 ПДД РФ произошло столкновение автомобилей Форд Транзит с государственным регистрационным знаком №___, под его управлением, и автомобилем Вольво S-40 с государственным регистрационным знаком №___, под управлением Г.

Материалами дела подтверждается, что собственником автомобиля Форд Транзит с государственным регистрационным знаком №___, является М. Г. МБ.

В данном дорожно-транспортном происшествии автомашине истца причинены механические повреждения, а сам истец получил телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред его здоровью, в связи с чем, с 8 февраля 2012 года по 12 июня 2012 года находился на лечении.

Вступившим в законную силу приговором Кировского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 29 апреля 2013 года Л. признан виновным в данном дорожно-транспортном происшествии и осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ, указанный приговор вступил в законную силу 17 июля 2013 года.

В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

В результате указанного ДТП по вине Л. – работника ответчика, Г. был причинен тяжкий вред здоровью. В счет возмещения материального вреда ООО «Группа Ренессанс страхование» перечислило истцу страховое возмещение в пределах страхового лимита в размере 120 000 руб. за поврежденное транспортное средство и 160 000 руб. за вред, причиненный его здоровью.

Г. с 28 июня 2004 года зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, прекратил деятельность в качестве ИП 26 июля 2011 года, с 25 августа 2011 года вновь зарегистрировался, является индивидуальным предпринимателем по настоящее время.

Апелляционным определением Верховного Суда Республики Башкортостан от 29 марта 2016 года было установлено, что сумма среднемесячного чистого дохода, полученного истцом за период с 1 февраля 2011 года по 1 февраля 2012 года (предшествовавшего повреждению здоровья) составляет 300 769 руб. 66 коп. Г. был нетрудоспособен с 8 февраля 2012 года по 26 июня 2012 года. В связи с чем, в пользу истца с ответчика взыскан недополученный доход за период с 8 февраля 2012 года по 12 июня 2012 года в размере 1 047 641 руб.

13 июня 2012 года Г. была установлена третья группа инвалидности впервые, причина «общее заболевание», сроком до 1 июля 2013 года.

По данному делу Г. просит взыскать с ответчика утраченный заработок за период с 13 июня 2012 года по 1 июля 2013 года (период нахождения на инвалидности 3 группы по общему заболеванию) в размере 3 779 671 руб. 97 коп.

Для определения степени утраты Г. профессиональной трудоспособности или общей трудоспособности по состоянию на 13 июня 2012 года, по ходатайству представителя истца, определением суда от 4 августа 2015 года была назначена судебно-медицинская экспертиза.

Согласно заключению эксперта №___ ГБУЗ Бюро судебно-медицинской экспертизы: у Г. согласно представленной медицинской документации имели место телесные повреждения. В представленной медицинской документации каких-либо судебно-медицинских данных, позволяющих установить степень стойкой утраты общей трудоспособности у Г., по состоянию на 13 июня 2012 года, не имеется. Установление утраты профессиональной трудоспособности выходит за пределы компетенции судебно-медицинской экспертизы.

Впоследствии, определением суда от 22 января 2016 года назначена судебно-медицинская экспертиза, на разрешение которой поставлены следующие вопросы: какова степень утраты профессиональной трудоспособности Г. по осуществлению им индивидуальной предпринимательской деятельности в области оказания услуг по ремонту и техническому обслуживанию авто-мототранспортных средств, в результате повреждения здоровья, причиненного ДТП, имевшем место 8 февраля 2012 года в период с 13 июня 2012 года по 30 июня 2013 года; имеется ли причинно-следственная связь между установлением 13 июня 2012 года инвалидности Г. и причиненными ему в ДТП телесными повреждениями.

Согласно выводам медико-социальной экспертизы от 9 марта 2016 года ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по РБ» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, Г. в результате ДТП 8 февраля 2012 года получил телесные повреждения. 16 февраля 2012 года проведено оперативное лечение. Послеоперационный период протекал без особенностей, больной вертикализирован, заживление раны первичным натяжением, швы сняты, выписался для продолжения лечения в НРО ГКБ №___, невролога по месту жительства. В дальнейшем получал амбулаторное лечение по листку нетрудоспособности до 13 июня 2012 года. 13 июня 2012 года признан инвалидом 3 группы с причиной «общее заболевание» на один год. По представленных на судебную медицинско-социальную экспертизу медицинским документам, данных об обращении в лечебные учреждения и проводимом лечении за период с 25 сентября 2012 года по 13 июня 2013 года нет, в связи с чем, уточнить наличие, степень выраженности и стойкость нарушенных функций организма за данный период и как следствие определить степень утраты профессиональной трудоспособности Г. не представляется возможным.

Также экспертами изучена Индивидуальная программа реабилитации инвалида, приложенная к акту освидетельствования №___ от 13 июня 2012 г., которая разработана впервые, на срок до 1 июля 2013 г., где указаны меры медицинской реабилитации: восстановительная терапия (лекарственная терапия, стационарное лечение, диспансерное наблюдение), санаторно-курортное лечение. Мероприятия профессиональной реабилитации: в обычных условиях производства. Не рекомендуется труд с нервно-психическими перегрузками, командировками, ненормированный рабочий день. Может выполнять труд с использованием профессиональных навыков без противопоказанных моментов (л. д. 205 – 209).

При таких обстоятельствах, эксперты пришли к выводу о том, что определить степень утраты профессиональной трудоспособности Г. по осуществлению им индивидуальной предпринимательской деятельности в области оказания услуг по ремонту и техническому обслуживанию автотранспортных средств в период с 13 июня 2012 г. по 13 июня 2013 г не представляется возможным.

Поскольку истец в лечебные учреждения за период с 25 сентября 2012 г. по 13 июня 2013 г. не обращался, сведений о проведенном лечении не представил, исходя из заключения экспертов Г. может выполнять труд в обычных условиях производства, с использованием профессиональных навыков без противопоказанных моментов, ему не был установлен процент утраты профессиональной трудоспособности. Кроме того, истец является индивидуальным предпринимателем, размер убытков, связанных с уменьшением трудоспособности, в указанный период времени им не представлен, в связи с чем, требования о возмещении утраченного заработка удовлетворению не подлежали и суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании утраченного дохода.

В удовлетворении основного требования истцу отказано, в связи с чем судебные расходы согласно ст. 98, 100 ГПК РФ также не подлежали возмещению.

Доводы истца о взыскании утраченного заработка, в период с 13 июня 2012 года по 1 июля 2013 года, в период нахождения на инвалидности 3 группы, при отсутствии доказательств наличия утраты профессиональной трудоспособности за указанный период, из расчета дохода, установленного за предшествующий период, не могут быть приняты судебной коллегией, поскольку принятым апелляционным Определением Верховного суда РБ от 29 марта 2016 г. был взыскан неполученный доход за период нетрудоспособности истца.

Таким образом, учитывая вышеизложенные нормы права, суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального права судом применены верно.

Доводы апелляционной жалобы повторяют позицию, которая была известна суду первой инстанции, они не опровергают выводов суда, а выражают несогласие с ними. По своей сути доводы жалобы направлены на переоценку обстоятельств, являвшихся предметом исследования в судебном заседании, а также доказательств, которым судом первой инстанции дана надлежащая оценка, в силу чего апелляционная жалоба не может являться основанием для изменения или отмены оспариваемого судебного решения.

Руководствуясь ст. 328329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Октябрьского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 3 июня 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Г. – без удовлетворения.




Председательствующий
Г. Ф. Васильева

Судьи
И. В. Голубева
Т. Е. Фролова