Сегодня 12 ноября 2019 года
Call center
Онлайн-консультант
(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30

Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 26.03.2019 по делу № 33-6440/2019

  • Федеральное законодательство
  • Законодательство субъектов РФ
  • Судебная практика
  • Отраслевые документы
  • Справочник МСФО

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:
председательствующего Голубевой И. В.,
судей Пономаревой Л. Х., Мартыновой Н. Н.,
при секретаре В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе С. Р. на Решение Баймакского районного суда Республики Башкортостан от 16 ноября 2018 г., которым постановлено:

Иск С. Р. удовлетворить частично.

Признать незаконным приказ Акционерного общества «Южуралзолото Группа Компаний» № … от 4 сентября 2017 года «О перерасходе дизельного топлива на ГОК «Светлинский» в отношении С. Р.

Взыскать с Акционерного общества «Южуралзолото Группа Компаний» в пользу С. Р. задолженность по оплате труда в общей сумме – 121 574 руб. 66 коп., компенсацию за задержку выплаты заработной платы – 27 966 руб. 50 коп., компенсацию морального вреда – 10 000 руб.

В остальной части иска – отказать.

Взыскать с Акционерного общества «Южуралзолото Группа Компаний» в доход местного бюджета госпошлину – 4 491 руб.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Башкортостан Мартыновой Н. Н., судебная коллегия

установила:

С. Р. обратился в суд с исковым заявлением к Акционерному обществу «Южуралзолото Группа Компаний» (далее по тексту – АО «ЮГК») о признании приказа ГОК «Светлинский» «Об удержании стоимости перерасходованного дизельного топлива» от 4 сентября 2017 года незаконным в части удержания денежных средств из заработной платы, взыскании 581 180,04 руб., в том числе денежную компенсацию за неиспользованный отпуск за период с 4 февраля 2010 года по 4 сентября 2017 года в размере 336 000 руб., компенсации за задержку зарплаты – 57 379,08 руб., заработную плату за вахту за июль, август 2017 года (с 15 июля 2017 года по 31 июля 2017 года, с 01 августа 2017 года по 15 августа 2017 года) в размере 52 000 руб., удержанную денежную сумму в размере 122 488 руб. за перерасход дизельного топлива, удержанную денежную сумму в размере 12 713,32 руб. за СИЗ (средство индивидуальной защиты), взыскании компенсации морального вреда в размере 50 000 руб., мотивировав тем, что с 23 июля 2010 года С. Р. принят на работу в АО «ЮГК» в качестве водителя, средний ежемесячный заработок в соответствии с трудовым договором составлял 60 000 руб., за 12 часов работы с оплатой 70 руб. /час. С 4 сентября 2017 года он уволен с работы по собственному желанию. За время работы он ни разу не использовал отпуск. При приеме на работу трудовой договор он подписал, однако в нарушение требования закона второй экземпляр ему на руки не выдавали. В трудовой книжке есть запись о том, что приказом № 736 от 23 июля 2010 года он принят на работу в АО «ЮЕК» в качестве водителя. Приказом № … от 4 сентября 2017 года он уволен по собственному желанию. Он отработал 7 лет 3 месяца 13 дней. Компенсация за неиспользованный отпуск должна составить 336 600 руб., также работодателем не выплачена заработная плата в полном объеме за вахту с 15 июля 2017 года по 31 июля 2017 года, с 1 августа 2017 года по 15 августа 2017 года в размере 52 000 руб., также компенсации за задержку зарплаты составляет 57 379,08 руб. Кроме того, незаконные действия (бездействия) ответчика причинили ему нравственные страдания и нанесли моральный вред, который он оценивает 50 000 руб. Согласно справке 2-НДФЛ за 2017 год ему была начислена заработная плата за август в размере 95 380,94 руб., всего выплачено 64738,62 руб. (согласно справке о состоянии вклада за период с 20 августа 2010 года по 18 октября 2018 года) в том числе удержано 54 072 руб. за перерасход дизельного топлива, остаток суммы в размере 68 416 руб. за дизельное топливо удержано с заработной платы в октябре 2017 года. На основании Приказа от 4 сентября 2017 года, в соответствии с которым бухгалтерия произвела удержание денежных сумм с работников ГОК «Светлинский», допустивших необоснованный перерасход дизельного топлива, с истца удержана 122 488 руб. за перерасход топлива, с данным приказом истец не согласен, не был ознакомлен с приказами об удержании из заработной платы за топливо. Кроме того, при увольнении от него не было заявлений о согласии на удержание суммы за средства индивидуальной защиты и за перерасход топлива. Следовательно, удержания возможно только на основании заявления работника при условии, что не истекли сроки носки форменной одежды. В его случае, с работодателем в его присутствии не проводились служебные расследования по перерасходу топлива, не были оформлены акты. В связи с чем удержанные денежные суммы за перерасход топлива и за СИЗ подлежат возврату в полном объеме.

Судом постановлено приведенное выше решение.

Не согласившись с постановленным судебным актом, С. Р. подал апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение суда первой инстанции, как незаконное и необоснованное, принять по делу новое решение. Указывает, что с произведенным расчетом суда согласен частично, приводит свой расчет.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы.

В силу части 1 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) лица, участвующие в деле, обязаны известить суд о причинах неявки и представить доказательства уважительности этих причин.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце втором пункта 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», суд апелляционной инстанции вправе рассмотреть дело по апелляционным жалобе, представлению в отсутствие лиц, участвующих в деле, если в нарушение части 1 статьи 167 ГПК РФ такие лица не известили суд апелляционной инстанции о причинах своей неявки и не представили доказательства уважительности этих причин или если признает причины их неявки неуважительными.

Проверив оспариваемое решение в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав истца С. Р., представителя истца С. Р. Т., судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции, верно, установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства и дал им надлежащую юридическую оценку в соответствии с нормами материального права.

В соответствии со ст. 330 ч. 1 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Подобных нарушений судом первой инстанции при разрешении дела не допущено, и решение суда соответствует требованиям ст. 195 ГПК РФ.

Согласно части 1 статьи 22, статей 15, 16 Трудового кодекса Российской Федерации, выплата работодателем работнику в полном размере заработной платы в установленные сроки, относится к одной из основных обязанностей работодателя.

В силу абзацев первого и второго статьи 135 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда. Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Согласно статьи 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения представляют собой отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В соответствии со статьей 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения между работником и работодателем возникают на основании трудового договора, заключаемого им в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации, а также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

При этом, в силу положений части 2 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе.

Исходя из системного анализа действующего трудового законодательства, регулирующего спорные правоотношения, к характерным признакам трудового правоотношения, позволяющим отграничить его от других видов правоотношений, в том числе гражданско-правового характера относятся: личный характер прав и обязанностей работника, обязанность работника выполнять определенную, заранее обусловленную трудовую функцию, выполнение трудовой функции в условиях общего труда с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка, возмездный характер трудового отношения (оплата производится за живой затраченный труд).

Таким образом, для разрешения вопроса о возникновении между сторонами трудовых отношений необходимо установление таких юридически значимых обстоятельств, как наличие доказательств самого факта допущения работника к работе и доказательств согласия работодателя на выполнение работником трудовых функций в интересах организации.

При этом в силу положений статьи 56 ГПК РФ бремя доказывания факта возникновения и наличия трудовых отношений возлагается на истца.

В соответствии со статьей 21 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы.

Согласно статье 129 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата (оплата труда работника) – вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

Согласно ч. 4 ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации, в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со ст. 140 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что с 23 июля 2010 года С. Р. был принят на работу в АО «Южуралзолото Группа Компаний» водителем автомобиля Белаз 7555, занятым на транспортировании горной массы в технологическом процессе, карьер «Светлинский».

С 01 февраля 2017 года С. Р. переведен на должность водителя автомобиля Белаз 75581, занятого на транспортировании горной массы в технологическом процессе, на карьер «Светлинский» (приказ № 1656-лс от 1 июля 2017 года. Сведения о принятии на работу, переводе занесены в трудовую книжку истца и в личную карточку формы Т-2.

На основании приказа № 1421 от 4 сентября 2017 года трудовой договор с истцом прекращен по инициативе работника (п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации), о чем в трудовой книжке сделана запись.

Согласно справке 2-НДФЛ за 2017 год, С. Р. начислена заработная плата за июль в размере 42 304 руб.; за август – 95 380 руб. 94 коп., за октябрь – 81 107 руб. 20 коп., за декабрь – 1 413 руб. 40 коп.

Кроме того, в материалы дела ответчиком представлена развернутая ведомость и расчетный листок за июль 2017 года, согласно которому С. Р. за июль 2017 года начислена заработная плата в размере 42 688 руб., произведены удержания: 5 500 руб. – налог ФЛ (13%), 1 120 руб. – за проживание в общежитии, 2644 руб. – питание в столовой, итого к выдаче 33 424 руб. Из банковской выписки по счету № 40817.810.6.7208.8602057 следует, что заработная плата за июль 2017 года не выплачена.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранными по делу доказательствам, в соответствии со ст. 67 ГПК РФ и с учетом требований закона, с учетом всех удержаний, сделав расчет, правомерно пришел к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца задолженность по заработной плате за июль 2017 г. в размере 33 424 руб., за август 2017 г. в размере 17 587 руб. 40 коп.

Судебная коллегия указанный вывод суда первой инстанции находит правильным, поскольку он основан на фактических обстоятельствах и материалах дела, которым суд дал надлежащую правовую оценку.

Согласно ст. 127 Трудового кодекса Российской Федерации, при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

На основании ст. 140 Трудового кодекса Российской Федерации, при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.

В соответствии со ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правосудие в Российской Федерации по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, при этом в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

При этом, в силу действующего трудового законодательства, учитывая, что работник является более слабой стороной в трудовых правоотношениях, именно на работодателе лежит бремя доказывания надлежащего исполнения обязательств по начислению и выплате заработной платы своевременно и в полном объеме.

Разрешая спор, на основании оценки собранных по делу доказательств, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что работодателем работнику начислялась компенсация за неиспользованный отпуск в размере 105 935 руб. 94 коп. в августе 2017 года и 81 107 руб. 20 коп. в октябре 2017 года исходя из 113 дней неиспользованного отпуска, привел свой расчет: 1 655,249 (средняя заработная плата в день) x 113 дней (неиспользованного отпуска) = 187 043 руб. 14 коп.; 187 043 руб. 14 коп. - 105 935 руб. 94 коп. (начисленная компенсация за неиспользованный отпуск в августе 2017 года) = 81 107, 197 руб. 81 107, 197 руб. – 13% = 70 563 руб. 26 коп. и пришел к выводу о том, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 70 563 руб. 26 коп., отказав в удовлетворении требований в остальной части, с чем соглашается судебная коллегия.

Судебная коллегия также соглашается с выводом суда в части взыскания компенсации за задержку выплаты заработной платы, считает, что приведенный судом первой инстанции расчет правильный, основан на фактических обстоятельствах и материалах дела, полагает, что оснований для отмены, изменения в указанной части не имеется. Считает, что судом первой инстанции правильно применены положения ст. 236 ТК Российской Федерации.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю», к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю могут производиться: для возмещения неотработанного аванса, выданного работнику в счет заработной платы; для погашения неизрасходованного и своевременно не возвращенного аванса, выданного в связи со служебной командировкой или переводом на другую работу в другую местность, а также в других случаях; для возврата сумм, излишне выплаченных работнику вследствие счетных ошибок, а также сумм, излишне выплаченных работнику, в случае признания органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров вины работника в невыполнении норм труда (часть третья статьи 155 настоящего Кодекса) или простое (часть третья статьи 157 настоящего Кодекса); при увольнении работника до окончания того рабочего года, в счет которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска. Удержания за эти дни не производятся, если работник увольняется по основаниям, предусмотренным пунктом 8 части первой статьи 77 или пунктами 1, 2 или 4 части первой статьи 81, пунктах 1, 2, 5, 6 и 7 статьи 83 настоящего Кодекса.

Только для этой группы удержаний из зарплаты работника законодатель предусмотрел (в изъятие из общих правил об обязательных взысканиях, связанных с иными группами удержаний) особый порядок взыскания с работника его задолженности работодателю, наделив последнего дискреционными полномочиями.

Для всех перечисленных в части 2 ст. 137 случаев Трудовым кодексом Российской Федерации на работодателя не возложена обязанность заблаговременно до удержания каких-либо сумм из зарплаты работника извещать его об их взыскании.

Возможность удержания из заработной платы определена в части 1 статьи 248 Трудового кодекса Российской Федерации для случаев взыскания с виновного работника суммы причиненного ущерба, не превышающей среднего месячного заработка, производится по распоряжению работодателя. Распоряжение может быть сделано не позднее одного месяца со дня окончательного установления работодателем размера причиненного работником ущерба.

Если месячный срок истек или работник не согласен добровольно возместить причиненный работодателю ущерб, а сумма причиненного ущерба, подлежащая взысканию с работника, превышает его средний месячный заработок, то взыскание может осуществляться только судом (ч. 2 ст. 248 Трудового кодекса Российской Федерации.

Удержания, произведенные из заработной платы С. Р. за дизельное топливо, в ст. 137 Трудового кодекса Российской Федерации не названы, согласие истца на удержание конкретных сумм отсутствовало.

Судом первой инстанции установлено, что истец С. Р. согласия на взыскание с него суммы за перерасход дизельного топлива не давал, о том, что его действиями причинен работодателю ущерб в виде перерасхода дизельного топлива он работодателем не извещался, объяснений с него не брали.

Суд первый инстанции разрешая спор в данной части требований обоснованно пришел к выводу о признании незаконным приказа АО «Южуралзолото Группа Компаний» № 783/1 от 4 сентября 2017 года «О перерасходе дизельного топлива на ГОК «Светлинский» в отношении С. Р., законных оснований для удержания из заработной платы работника суммы за перерасход дизельного топлива у работодателя отсутствовали, так как отсутствуют сведения об ознакомлении истца с данными приказам. Представленное ответчиком суду заявление С. Р. об удержании из его заработной платы надлежащим доказательством не является.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда в части отказа в удовлетворении заявленных требований об удержании из заработной платы истца стоимости спецодежды. Суд, разрешая спор принял во внимание, что С. Р. собственноручно подписано заявление об удержании из его заработной платы стоимости спецодежды в размере 12 713 руб. 32 коп., руководствуясь пунктом 64 Методических указаний по бухгалтерскому учету специального инструмента, специальных приспособлений, специального оборудования и специальной одежды, утвержденных Приказом Минфина России от 26.12.2002 № 135 н, где указано, что специальная одежда, выданная работникам, является собственностью организации и подлежит возврату при увольнении, пришел к выводу об отказе в удовлетворении требований в указанной части.

Суд обоснованно удовлетворил требования истца о компенсации морального вреда в соответствии с требованиями ст. 237 ТК РФ, придя к выводу, что со стороны работодателя имеет место нарушение трудовых прав истца и с учетом обстоятельств дела определил сумму компенсации морального вреда в размере 10 000 руб.

Судебная коллегия не находит оснований к изменению данного размера, поскольку он определен с учетом принципа разумности и справедливости, а также с учетом требований ст. 237, 394 ТК РФ, п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».

Доводы апелляционной жалобы о несогласии с выводами суда не могут служить основанием для отмены состоявшегося по делу решения, поскольку направлены на переоценку собранных по делу доказательств и оспаривание правильности выводов суда об установленных им обстоятельствах.

Иные доводы апелляционной жалобы сводятся к иной оценке исследованных судом доказательств, правовых оснований к отмене решения суда не содержат, сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к оспариванию оценки доказательств, приведенной судом в обоснование своих выводов, с которой судебная коллегия считает возможным согласиться.

Поскольку судом первой инстанции полно исследованы обстоятельства дела, нарушений или неправильного применения норм материального и процессуального права не установлено, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения постановленного судебного постановления.

Руководствуясь статей 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Баймакского районного суда Республики Башкортостан от 16 ноября 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу С. Р. – без удовлетворения.



Председательствующий
И. В. Голубева

Судьи
Л. Х. Пономарева
Н. Н. Мартынова