Call center
Онлайн-консультант
(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30

Решение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 30.01.2019 № А81-4664/2018

  • Федеральное законодательство
  • Законодательство субъектов РФ
  • Судебная практика
  • Отраслевые документы
  • Справочник МСФО

Резолютивная часть решения объявлена в судебном заседании.
Полный текст решения изготовлен 30.01.2019.

Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа в составе
судьи Никитиной О. Н.,
при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Рахимовым Р. М.,
рассмотрев в судебном заседании дело по иску заместителя прокуратура Ямало-Ненецкого автономного округа Петрова А. Ю., в интересах Российской Федерации к акционерному обществу энергетики и электрификации «Тюменьэнерго» (ИНН: 8602060185, ОГРН: 1028600587399) и обществу с ограниченной ответственностью «Частная охранная организация «Ястреб-1» (ИНН: 8904054685, ОГРН: 1078904005729) о признании недействительным (ничтожным) в части договора на оказание услуг по охране объектов филиала АО «Тюменьэнерго» Северные электрические сети № 06/01-17 от 13.12.2017,
при участии в судебном заседании:
от истца – представитель Кривошеева Е. Е. (удостоверение №231964 от 06.03.2018;
от ответчика АО «Тюменьэнерго» – представители Долгополова Л. Г. по доверенности от 02.08.2018, Полянская К. А. по доверенности от 08.06.2018;
от ответчика ООО «ЧОО «Ястреб-1» – представитель Островерхов В. А. по доверенности №09/07/18 от 09.07.2018,

установил:

заместитель прокурора Ямало-Ненецкого автономного округа Петров А. Ю., в интересах Российской Федерации обратился в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с исковым заявлением к акционерному обществу энергетики и обществу с ограниченной ответственностью «Частная охранная организация «Ястреб-1» о признании договора № 06/01-17 от 13.12.2017 недействительным (ничтожным) в части охраны объектов АО энергетики и электрификации «Тюменьэнерго»: городских ПУ УРЭС (6 объектов): «Опорная», «Ева-Яха», «Новоуренгойская», «Варенга-Яха», «Ямал», «РТП», «Крымская», городские ПС НРЭС (4 объекта): «Морошка», «Голубика», «Береговая», «Старый Надым», ЯРЭС (РЭП-1 при ПС «Ямбург») здания.

Для доступа к материалам дела А81-4664/2018в режиме ограниченного доступа на информационном ресурсе «Картотека арбитражных дел»( http ://kad. arbitr. ru) используйте секретный код: трансформаторной подстанции, ПС 220Кв «Салехарда».

Исковые требования основаны на нормах статей 167, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 35 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», со ссылкой на то, что действующим законодательством, а именно: пунктом 21 Перечня, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 14.08.1992 № 587 «Вопросы частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности» частным охранным предприятиям не предоставлено право охранять объекты электроэнергетики, в частности подстанции.

Ответчики – АО энергетики и электрификации «Тюменьэнерго» и ООО ЧОО «Ястреб-1» в отзывах на исковое заявление выразили несогласие с требованиями истца, ссылаясь на аналогичную норму (п. 21 Перечня, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 14.08.1992 № 587), только во взаимосвязи с пунктом 4 статьи 9 Федерального закона от 21.07.2011 № 256-ФЗ «О безопасности объектов топливноэнергетического комплекса», и с общими нормами Закона РФ от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», полагают, что спорные объекты электросетевого хозяйства не отнесены к опасным производственным объектам, в связи с чем могут охраняться не только государственной охраной, но и частными охранными организациями. Полагают, что спорный договор не противоречит положениям действующего законодательства и не может в этой связи быть признан недействительным.

Определением от 27.11.2018 судебное заседание было отложено судом на 18.12.2018 для поступления дополнительных документов.

До начала судебного заседания от АО «Тюменьэнерго» поступили дополнительные документы, которые приобщены судом к материалам дела в судебном заседании.

Представитель истца в судебном заседании настаивал на удовлетворении судом уточненных исковых требований.

Представители ответчиков поддержал возражения, изложенные в письменном отзыве и дополнении к отзыву.

Рассмотрев представленные в дело документы, заслушав представителей, суд установил следующие обстоятельства.

Как видно из представленных в дело документов, По результатам проведённого открытого одноэтапного конкурса с предварительным квалификационным отбором на право заключения договора на оказание услуг по охране объектов филиала АО «Тюменьэнерго» Северные электрические сети на 2018-2020 гг. между АО «Тюменьэнерго» и ООО «ЧОО «Ястреб-1» заключён договор № 06/01-17 от 13.12.2017 на оказание услуг по охране, с целью физической защиты объектов.

Перечень объектов, подлежащих охране, перечислен в приложении 2 к договору № 06/01-17 от 13.12.2017.

Согласно договору ООО «ЧОО «Ястреб -1» принимает на себя обязательства оказать услуги по охране объектов АО энергетики и электрификации «Тюменьэнерго» в соответствии с Техническим заданием на выполнение услуг по охране объектов, и указанных в перечне объектов, передаваемых под охрану в соответствии с Приложением № 2 к Договору городских ПУ УРЭС (6 объектов) «Опорная», «Ева-Яха», «Новоуренгойская», «Варенга-Яха», «Ямал», «:РТП», «Крымская», производственной базы Надымский: РЭС (4 объекта), городские ПС НРЭС (4 объекта) «Морошка», «Голубика».

«Береговая», «Старый Надым», ЯРЭС (РЭП-1 при ПС «Ямбург»)-(5 объектов), здания трансформаторной подстанции, ПС 220кВ «Салехарда».

ООО «ЧОО «Ястреб -1» является частной охранной организацией, лицензией от 06.05.2013 № 0890000016895 ЧО ему предоставлено право лишь на осуществление негосударственной (частной) охранной деятельности.

Таким образом, истец полагает, что указанный договор заключен в нарушение требований статьи 11 Федерального закона Российской Федерации от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» и пункта 21 Перечня, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.08.1992 № 587 «Вопросы частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности», поскольку охрана объектов электроэнергетики негосударственным (частным) охранным предприятием не допускается.

По мнению истца, у ООО ЧОО «Ястреб-1» отсутствуют правовые основания для осуществления охраны объектов электроэнергетики, в части охраны объектов АО энергетики и электрификации «Тюменьэнерго»: городских ПУ УРЭС (6 объектов): «Опорная», «Ева-Яха», «Новоуренгойская», «Варенга-Яха», «Ямал», «РТП», «Крымская», городские ПС НРЭС (4 объекта): «Морошка», «Голубика», «Береговая», «Старый Надым», ЯРЭС (РЭП-1 при ПС «Ямбург») здания трансформаторной подстанции, ПС 220Кв «Салехарда».

На основании Решения о проведении проверки от 01.03.2018 № 104 Надымской городской прокуратурой проведена проверка соблюдения филиалом «Северные электрические сети» «Тюменьэнерго» законодательства об охране объектов электроэнергетики. По результатам проверки генеральному директору АО «Тюменьэнерго» вынесено Представление от 28.04.2018 № 06-02-2018 «Об устранении нарушений закона».

АО «Тюменьэнерго» с указанным предписанием не согласилось, в Письме от 11.05.2018 № КС-3078 пояснило, что система физической охраны объектов организована в полном соответствии с требованиями законодательства, в связи с этим оснований для исполнения предписания не имеется.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения заместителя Прокурора Ямало-Ненецкого автономного округа в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая истцу в удовлетворении заявленных исковых требований, суд исходит из следующего.

Часть 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предоставляет заинтересованному лицу право обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.

Согласно п.4 ст.27, п. 3 ст. 35 Федерального закона от 17.01.1992 года № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор вправе обратиться в суд с заявлением, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, когда нарушены права и свободы значительного числа граждан, либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение.

Из положений статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) следует, что защита гражданских прав может осуществляться способами, предусмотренными законом, в том числе путем признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Полномочия прокурора на обращение в суд с заявлением об оспаривании ненормативных правовых актов органов местного самоуправления, затрагивающих права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также с иском о признании недействительной ничтожной сделки, совершенной органами местного самоуправления, предусмотрены статьей 52 АПК РФ.

Прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с иском о признании недействительными сделок, совершенных органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными учреждениями, а также юридическими лицами, в уставном капитале (фонде) которых есть доля участия Российской Федерации, доля участия субъектов Российской Федерации, доля участия муниципальных образований, а также с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной указанными лицами (ч. 1 ст. 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ) за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Согласно пункту 1 статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В соответствии с частью 1 статьи 3 Закона Российской Федерации от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об охранной деятельности) частная детективная и охранная деятельность осуществляется для сыска и охраны.

Часть третья названной статьи закрепляет виды услуг, разрешаемых предоставлять в целях охраны, к которым отнесены и услуги по охране объектов и (или) имущества, находящихся в собственности, во владении, в пользовании, хозяйственном ведении, оперативном управлении или доверительном управлении. При этом в силу части первой статьи 11 названного Закона оказание данных услуг разрешается только организациям, специально учреждаемым для их выполнения и имеющим лицензию, выданную органами внутренних дел.

Закрепив приведенные нормы, федеральный законодатель, кроме того, установил в части третьей статьи 11 Закона об охранной деятельности, что охранная деятельность организаций не распространяется на объекты, подлежащие государственной охране, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации. Тем самым законодатель ограничил сферу деятельности частных охранных организаций, предоставив Правительству Российской Федерации право определения объектов, услуги по охране которых эти организации оказывать не могут.

Во исполнение данного Закона Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.08.1992 № 587 утвержден Перечень объектов, подлежащих государственной охране.

В частности, частная охранная деятельность не распространяется на объекты, указанные в пункте 21 названного Перечня, текст которого изложен следующим образом: «21. Объекты электроэнергетики – гидроэлектростанции, государственные районные электростанции, тепловые электростанции, гидроаккумулирующие электростанции, электрические подстанции, геотермальные станции, объекты передачи электрической энергии, оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике и сбыта электрической энергии, объекты нефтяной и нефтехимической промышленности, газовой и газохимической промышленности, отнесенные к опасным производственным объектам, за исключением объектов, которые предназначены для добычи, переработки, транспортирования, хранения продукции, поставляемой по государственному контракту, а также стратегических предприятий, стратегических акционерных обществ и их дочерних обществ.

Буквальное толкование данной нормы свидетельствует о том, что государственной охране подлежат только те объекты электроэнергетики, которые отнесены к опасным производственным объектам.

К такому выводу суд также пришел в результате оценки следующих обстоятельств в совокупности.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее по тексту – Закон № 116-ФЗ) опасными производственными объектами являются предприятия или их цехи, участки, площадки, а также иные производственные объекты, указанные в приложении 1 к указанному Федеральному закону. Опасные производственные объекты подлежат регистрации в государственном реестре в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Таким образом, главным критерием, указывающим на принадлежность того или иного объекта электроэнергетики государственной охране, является отнесение объекта к опасным производственным объектам.

Объекты филиала АО «Тюменьэнерго», переданные под охрану частной охранной организации, не являются опасными производственными и не зарегистрированы в государственном реестре опасных производственных объектов, следовательно, на них может распространяться частная охранная деятельность.

Более того, объекты электросетевого хозяйства (к которым относятся объекты АО «Тюменьэнерго»: ПС «Опорная», ПС «Ева-Яха», ПС «Новоуренгойская», ПС «Варенга– Яха», ПС «Ямал», Распределительная трансформаторная подстанция «Крымская», ПС 110 кВ «Морошка», ПС 110 кВ «Голубика», ПС 110 кВ «Береговая», ПС 110 кВ «Старый Надым», ПС 220 кВ «Салехард») в силу прямого указания Закона № 116-ФЗ не относятся к опасным производственным объектам (ч. 2 приложения № 1 «Опасные производственные объекты» к Закону № 116-ФЗ).

Опасные же производственные объекты подлежат регистрации в государственном реестре в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации. При этом требования к регистрации опасных производственных объектов в государственном реестре, в том числе к идентификации опасных производственных объектов, устанавливаются федеральным органом исполнительной власти в области промышленной безопасности совместно с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на решение задач в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций.

Согласно пунктам 1, 4 статьи 9 Федерального закона от 21.07.2011 № 256– ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» (далее по тексту – Федеральный закон № 256-ФЗ) система физической защиты объектов топливноэнергетического комплекса представляет собой совокупность направленных на предотвращение актов незаконного вмешательства организационных, административных и правовых мер, инженерно-технических средств охраны и действий подразделений охраны, имеющих в своем распоряжении гражданское, служебное оружие и специальные средства.

Для обеспечения физической защиты объектов ТЭК могут привлекаться подразделения и (или) организации федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, подразделения ведомственной охраны, частные охранные организации в зависимости от категории объекта и в соответствии с паспортом безопасности объекта топливно-энергетического комплекса (пункт 4).

Таким образом, пункт 4 статьи 9 вышеуказанного Федерального закона № 256– ФЗ допускает привлечение частных охранных организаций для обеспечения физической защиты объекта ТЭК в зависимости от категории объекта и в соответствии с паспортом безопасности объекта топливно-энергетического комплекса.

Тем самым, как таковой, запрет на оказание частными охранными организациями охранных услуг Федеральным законом № 256-ФЗ не установлен.

ООО ЧОО «Ястреб-1» (ответчик) имеет лицензию на осуществление частной охранной деятельности № 89/084 от 06.05.2013 (в настоящее время действие лицензии продлено на срок до 04.05.2023), выданную Отделом Росгвардии по ЯНАО.

Согласно разрешённому перечню видов услуг ООО ЧОО «Ястреб-1» вправе оказывать все охранные услуги, перечисленные в п. 3 ст. 3 Закона № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» (далее по тексту – Закон о частной охранной деятельности), в том числе, обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, за исключением объектов, предусмотренных пунктом 7 настоящей статьи, а именно охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищённости, за исключением объектов, предусмотренных ч. 3 ст. 11 Закона о частной охранной деятельности.

Постановление № 587 издано в соответствии с Законом Российской Федерации от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (далее Закон № 2487-1), регулирующего отношения, возникающие в связи с оказанием частными охранными организациями услуг по охране объектов, по беспечению пропускного и внутриобъектового режима на объектах охраны. К объектам охраны относятся недвижимые вещи (включая здания, строения, сооружения), движимые вещи (включая транспортные средства, грузы, денежные средства, ценные бумаги), в том числе при их транспортировке. Статья 3 Закона № 2487-1 определяет виды охранных услуг, в том числе по охране объектов и (или) имущества, а также по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 данного Закона. В соответствии с указанной частью 3 статьи 11 Закона № 2487-1 частная охранная деятельность не распространяется на объекты государственной охраны и охраняемые объекты, предусмотренные Федеральным законом от 27.05.1996 № 57-ФЗ «О государственной охране», а также на объекты, перечень, которых утверждается Правительством Российской Федерации.

Как уже указывалось выше, к объектам электроэнергетики, на которые не распространяется частная охранная деятельность, указанным в пункте 21 Перечня относятся:

– гидроэлектростанции;

– государственные районные электростанции;

– тепловые электростанции;

– гидроаккумулирующие электростанции;

– электрические подстанции;

– геотермальные станции;

– объекты передачи электрической энергии;

– объекты оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике;

– объекты сбыта электрической энергии.

Все эти объекты, помимо принадлежности к топливно-энергетическому комплексу, должны относиться к опасным производственным объектам.

На данное обстоятельство указывает словесная конструкция пункта 21 Перечня, в котором через запятую перечисляются объекты электроэнергетики, объекты нефтяной и нефтехимической промышленности, объекты газовой и газохимической промышленности, отнесенные к опасным производственным объектам. При этом перечисленные объекты не разделены на группы каким-либо способом, а представлены сплошным перечнем.

К аналогичному выводу пришли эксперты лаборатории судебной лингвистической экспертизы федерального бюджетного учреждения Российский Федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации (выводы изложены на листах дела 123 – 124 том 6).

Толкование спорному пункту в его взаимосвязи с пунктом 4 статьи 9 Федерального закона от 21.07.2011 № 256-ФЗ «О безопасности объектов топливноэнергетического комплекса» дало и федеральное научно-исследовательское учреждение «Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации». Согласно выводам правового заключения (листы дела 18 – 19, том 7), частная охранная организация может осуществлять физическую защиту объектов электроэнергетики, не относящихся к опасным производственным объектам.

Кроме того к материалам дела было приобщено Письмо от 06.12.2018 №13-1587 (ответ на запрос АО «Тюменьэнерго» от 20.09.2018, от 27.11.2018) Минэнерго РФ, являющегося федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере топливно-энергетического комплекса, в том числе по вопросам электроэнергетики. В своем ответе Департамент административной и законопроектной работы Минэнерго России в соответствии со своей компетенцией сообщает следующее.

В соответствии с п. 4 ст. 9 Федерального закона от 21.07.2011 №256 «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» для обеспечения физической защиты объекта ТЭК могут привлекаться подразделения и (или) организации федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере вневедомственной охраны, подразделения ведомственной охраны, частные охранные организации (ЧОО) в зависимости от категории объекта и в соответствии с паспортом безопасности объекта ТЭК.

В письме также указывается, что в настоящее время Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации совместно с Минэнерго России прорабатывает вопрос о синхронизации положений Постановления Правительства Российской Федерации от 14.08.1992 № 587 «Вопросы частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности», которое запрещает охрану ЧОО опасных производственных объектов ТЭК, с нормами Федерального закона №256 ФЗ.

Кроме того, в данном письме Минэнерго России сообщает, что во исполнение поручения Президента Российской Федерации Министерство разработало проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», в том числе в части возможности привлечения ЧОО, отвечающих специальным требованиям, к охране объектов ТЭК, которым по результатам категорирования присвоена высокая или средняя категория опасности.

Таким образом, на основании изложенного, можно сделать вывод, что предписания Федерального закона № 256-ФЗ и Постановление Правительства № 587 устанавливают положения, которые при попытке их толкования во взаимосвязи, но без учета корреспондирующих им правовых предписаний законодательных и иных нормативных правовых актов, вступают в противоречие друг с другом и приводят к неправильному их применению.

В рассматриваемом случае приоритетное значение следует придавать специальному Федеральному закону от 21.07.2011 № 256-ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» (далее по тексту – Закон 256-ФЗ), поскольку данный нормативный правовой акт имеет большую юридическую силу, устанавливает общее правило относительно правоотношений по охране объектов и имеет более позднюю дату принятия.

Закон 256-ФЗ устанавливает организационные и правовые основы в сфере обеспечения безопасности объектов топливно-энергетического комплекса в РФ, за исключением объектов атомной энергетики, в целях предотвращения актов незаконного вмешательства, определяет полномочия федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ в указанной сфере, а также права, обязанности и ответственность физических и юридических лиц, владеющих на праве собственности или ином законном праве объектами топливно-энергетического комплекса.

Данный закон предполагает категорирование объектов топливно-энергетического комплекса (далее по тексту – объекты ТЭК), в том числе объектов электроэнергетики (абз. 10 ст. 2 Закона № 256-ФЗ).

Согласно п. 4, п. 5 ст. 5 Закона № 256-ФЗ перечень объектов ТЭК, подлежащих категорированию, утверждается высшим должностным лицом субъекта РФ (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) по представлению коллегиального органа по противодействию терроризму, который сформирован в субъекте РФ и в состав которого входят представители федеральных органов государственной власти, органов исполнительной власти субъекта РФ и органов местного самоуправления. По окончании категорирования объекты включаются в реестр объектов ТЭК.

Следовательно, Закон № 256-ФЗ предполагает наличие категорированных объектов ТЭК и объектов ТЭК, которым категория не присваивается вовсе в силу того, что данные объекты не являются критически важными и в силу отсутствия потенциальной опасности.

С учётом того, является ли объект топливно-энергетического комплекса критически важным, и в зависимости от степени потенциальной опасности объекта ТЭК устанавливается три категории: высокая, средняя и низкая категории опасности (п. 2 ст. 5 Закона № 256-ФЗ).

Согласно ч. 4 ст. 9 Закона № 256-ФЗ для обеспечения физической защиты объекта топливно-энергетического комплекса могут привлекаться подразделения и (или) организации федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере вневедомственной охраны, подразделения ведомственной охраны, частные охранные организации в зависимости от категории объекта и в соответствии с паспортом безопасности объекта топливно-энергетического комплекса.

Следовательно, действующим специальным законодательством допускается привлечение частных охранных организаций для обеспечения физической защиты объектов ТЭК в зависимости от категории объекта и в соответствии с паспортом безопасности объекта ТЭК.

Во исполнение требований Закона о безопасности объектов ТЭК Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.05.2012 № 459 утверждено Положение об исходных данных для проведения категорирования объекта топливно-энергетического комплекса, порядке его проведения и критериях категорирования. Согласно пункту 6 Положения № 459 перечень объектов, подлежащих категорированию, рассматривается на заседании антитеррористической комиссии в субъекте Российской Федерации и утверждается высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации). В соответствии с пунктом 18 Положения по результатам работы комиссия присваивает категорию опасности обследуемому объекту в зависимости от степени его потенциальной опасности.

Из подпункта «е» пункта 3 Правил № 460 следует, что в паспорте безопасности объекта ТЭК, составляемом на основании положений части 4 статьи 9 Федерального закона № 256-ФЗ, указываются сведения об организации охраны и защиты такого объекта. Анализ вышеприведенных правовых норм Закона РФ №2487-1 и Федерального закона № 256-ФЗ в совокупности и во взаимосвязи друг с другом позволяет суду сделать вывод о том, что частная охранная организация, имеющая соответствующую лицензию, вправе оказывать охранные услуги в отношении объектов, которые не относятся к опасным производственным объектам.

Исходя из изложенного, Прокурор, обращаясь в арбитражный суд с настоящим иском, должен доказать суду, что охраняемые в рамках спорного договора объекты включены в государственный реестр как опасные производственные объекты, вследствие чего они подлежат только государственной охране, и, соответственно, ООО ЧОО «Ястреб-1» не имеет законного права на их охрану с учетом отсутствия у него права на территории ЯНАО оказывать охранные услуги в отношении объектов и (или) имущества, а также по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения, и которые указаны в пункте 7 части 3 статьи 3 Закона РФ № 2487-1.

Между тем Прокурором такие доказательства суду не представлены.

Из паспортов безопасности на следующие объекты: подстанция НО кВ «Варенга-Яха», расположенная по адресу: Западная промзона, ул. Таежная, поворот налево, не доезжая поворота проезда 2П, г. Новый Уренгой, подстанция 110 кВ «Новоуренгойская», расположенная по адресу: пос. Заозерный, ул. Речная, г. Новый Уренгой; подстанция ПО кВ «Опорная», расположенная по адресу: ул. Промысловая, Восточная промзона, г. Новый Уренгой, представленных ОАО «Тюменьэнерго» (согласованных Администрацией ЯНАО, территориальными органами ФСБ России), следует, что их охрану осуществляет частная охранная организация и указанным объектам присвоена низкая категория опасности.

Таким образом, паспорта безопасности объектов подтверждают полное соответствие организации охраны объектов филиала АО «Тюменьэнерго» установленным требованиям к частным охранным организациям и не содержат сведений об обязательной государственной охране объектов.

Следующие объекты: подстанция ПО кВ «Ева-Яха», расположенная по адресу: Северная коммунальная зона, ул. Северное кольцо, район Пожарной части № 8, г. Новый Уренгой; подстанция ПО «Ямал», расположенная по адресу: Северная часть, объездная дорога, Западная магистраль, ориентир – портал видеонаблюдения ГИБДД г. Новый Уренгой; подстанция ПО кВ «Крымская», расположенная по адресу: мкр. Дорожников, район ул. Сибирской, д. 71, г. Новый Уренгой – не включены в перечень объектов топливно-энергетического комплекса ЯНАО, подлежащих категорированию, утвержденный распоряжением Губернатора ЯНАО от 19.07.2012 за № 170р.

При вышеизложенных обстоятельствах у суда отсутствуют основания считать доказанными доводы Прокурора о том, что спорные подстанции относятся к объектам, безопасность которых обеспечивается исключительно посредством государственной охраны (организациями Минэнерго России).

Таким образом, основания для признания договора в оспариваемой части недействительным у суда отсутствуют.

Кроме того, следует отметить, что спорные объекты филиала АО «Тюменьэнерго» Северные электрические сети не включены в Перечень охраняемых ведомственной охраной Министерства энергетики Российской Федерации объектов топливноэнергетического комплекса, утвержденный Министерством энергетики Российской Федерации (Приказ от 04.07.2016 № 637).

В данный Перечень объекты АО «Тюменьэнерго» не включены.

Также, суд учитывает, что по смыслу пункта 21 Перечня на объекты электроэнергетики может распространяться частная охранная деятельность, в том случае, если они принадлежат стратегическим акционерным обществам и их дочерним обществам.

Вместе с тем АО «Тюменьэнерго» является дочерним обществом публичного акционерного общества «Российские сети» (доля участия в уставном капитале АО «Тюменьэнерго – 100%), которое является стратегическим акционерным обществом в соответствии с п. 518.1 Указа Президента РФ от 04.08.2004 № 1009 (в редакции Указа Президента РФ от 09.08.2017 № 370) «Об утверждении перечня стратегических акционерных обществ и стратегических акционерных обществ».

В соответствии со статьей 12 Федерального закона от 21.07.2011 № 256-ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» субъекты ТЭК (в том числе собственники объектов) вправе привлекать для физической защиты объектов организации, указанные в части 4 статьи 9 Закона, имеющие право приобретения и использования служебного огнестрельного оружия и специальных средств. В части 4 статьи 9 Закона в числе таких организаций названы частные охранные организации, привлекаемые к охране объектов ТЭК, в зависимости от их категории.

Спорный договор № 06/01-17 от 13.12.2017 был заключён после включения ПАО «Россети» в Перечень стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ, следовательно, объекты, принадлежащие АО «Тюменьэнерго» попадают под исключение, предусмотренное для объектов электроэнергетики дочерних обществ стратегических акционерных обществ, в связи с чем АО «Тюменьэнерго» вправе было привлекать для охраны своих объектов частные охранные организации.

Ссылка истца на позицию, изложенную в Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14.11.2017 по делу № А67-1405/2017, Определении Верховного Суда РФ от 20.02.2018 №304-307-22883, отклоняется судом. Судебная практика, на которую ссылается истец, неприменима к рассматриваемому делу, так как данные судебные акты были приняты судами при иных фактических обстоятельствах.

Также суд считает заслуживающими внимание доводы ответчика АО «Тюменьэнерго» о том, что неверное толкование нормы п. 21 Перечня порождает юридическую коллизию противоречия подзаконного нормативного акта федеральным законам, в частности, Закону № 256-ФЗ и формирует правовую неопределённость у субъектов ТЭК в части применения и исполнения как п. 21 Перечня, так и Закона № 256– ФЗ.

Вместе с тем суд принимает во внимание, что правомерность привлечения к охране спорных объектов электроэнергетики АО «Тюменьэнерго» частной охранной организации уже была предметом рассмотрения в Арбитражном суде Ямало-Ненецкого автономного округа в рамках дела № А81-1011/2015 по заявлению и.о. прокурора города Новый Уренгой о привлечении ООО «ЧОО «Ястреб-1» к административной ответственности по части 4 статьи 14.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Основанием заявленных требований явилось осуществление обществом лицензионной деятельности (охранной) с грубым нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией).

Решением Арбитражного суда Ямало-Ненецкого округа от 05.05.2015 по делу № А81-1011/2015 в удовлетворении заявления и.о. прокурора города Новый Уренгой о привлечении ООО «ЧОО «Ястреб-1» к административной ответственности отказано.

Преюдициальными являются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (ч. 2 ст. 69 АПК РФ). Вступившие в законную силу судебные акты являются обязательными для всех субъектов права и подлежат исполнению на всей территории РФ (ч. 1 ст. 16 АПК РФ). Таким образом, вступившие в законную силу судебные акты будут являться обязательными для исполнения только в соответствии с установленными в них обстоятельствами.

Суды по делу № А81-1011/2015 установили обстоятельство законности паспортов безопасности на объекты: ПС «Опорная», ПС «Голубика», ПС «Варенга-Яха», являющиеся предметом охраны по настоящему делу № А81-4664/2018.

Основанием отказа в удовлетворении заявления явилось применение к правоотношениям специального Закона № 256-ФЗ, а также толкование п. 21 Перечня, согласно которому государственной охране подлежат только объекты электроэнергетики, отнесённые к опасным производственным объектам.

При изложенных обстоятельствах, суд в рамках настоящего дела пришел к выводу, что договор № 06/01-17 от 13.12.2017 на оказание охранных услуг не противоречит требованиям Закона об охранной деятельности, в связи с чем оснований для признания его недействительным, предусмотренных статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, не имеется.

В связи с вышеизложенным, суд отказывает в удовлетворении заявленного иска.

Истец в соответствии с частью 1 подпункта 1.1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации от уплаты государственной пошлины освобожден, в связи с чем госпошлина с него не взыскивается.

Руководствуясь статьями 110, 167-170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решил:

Исковые требования заместителя прокуратура Ямало-Ненецкого автономного округа в интересах Российской Федерации о признании недействительным (ничтожным) договора на оказание услуг по охране объектов филиала АО «Тюменьэнерго» Северные электрические сети № 06/01-17 от 13.12.2017, в части охраны объектов электроэнергетики, оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в течение месяца со дня его принятия (изготовления его в полном объеме) путем подачи апелляционной жалобы в Восьмой арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

Апелляционная жалоба также может быть подана посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в сети «Интернет» http://yamal.arbitr.ru.

В соответствии с частью 5 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации настоящий судебный акт выполнен в форме электронного документа и подписан усиленной квалифицированной электронной подписью судьи.

Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа разъясняет, что в соответствии со статьей 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что решение, выполненное в форме электронного документа, направляется лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в режиме ограниченного доступа не позднее следующего дня после дня его принятия.

По ходатайству указанных лиц копии решения на бумажном носителе могут быть направлены им в пятидневный срок со дня поступления соответствующего ходатайства в арбитражный суд заказным письмом с уведомлением о вручении или вручены им под расписку.



Судья
О.Н. Никитина