Сегодня 14 ноября 2019 года
Call center
Онлайн-консультант
(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30

Апелляционное определение Саратовского областного суда от 06.03.2019 по делу № 33-1470/2019

  • Федеральное законодательство
  • Законодательство субъектов РФ
  • Судебная практика
  • Отраслевые документы
  • Справочник МСФО

Судья Чеча И. В.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе
председательствующего Тришкиной М. А.,
судей Бурловой Е. В., Шостак Р. Н.,
при секретаре Л.
рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Тришкиной М.А. гражданское дело по иску К.Н. к С. о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, судебных расходов по апелляционной жалобе С. на Решение Волжского районного суда г. Саратова от 01 ноября 2018 года, которым исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи, объяснения представителей ответчика С. – Ц. и Е., поддержавших доводы жалобы, истца К.Н. и представителя третьего лица публичного акционерного общества «Сбербанк России» – К.А., возражавших против доводов жалобы и отмены решения суда, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, исследовав материалы дела, судебная коллегия

установила:

К.Н. обратилась в суд с иском к С. о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, судебных расходов.

Требования мотивированы тем, что 21 апреля 2017 года в офис ПАО «Сбербанк России» (далее – Банк) обратилась ответчик С. для внесения денежных средств на счет по вкладу «Память поколений». Старшим менеджером – истцом К.Н. проведена операция в виде зачисления денежных средств на указанный вклад в размере 100 000 руб., однако фактически от ответчика истцом были получены наличные денежные средства в размере 50 000 руб. Данное обстоятельство подтверждается записью с камеры наблюдения, установленной в кассе Банка. Однако ответчик не согласился с требованием Банка и отказался в добровольном порядке возвращать денежные средства. Истец К.Н. за счет собственных средств погасила образовавшуюся недостачу в Банке.

На основании изложенного К.Н. просила взыскать в свою пользу со С. неосновательное обогащение в размере 50 000 руб., расходы по уплате государственной пошлины в размере 1 700 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 21 апреля 2017 года и по день фактического погашения суммы задолженности.

Решением Волжского районного суда г. Саратова от 1 ноября 2018 года постановлено:

взыскать со С. в пользу К.Н. неосновательное обогащение в размере 50 000 руб., судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 1 700 руб., взыскивать со С. в пользу К.Н. проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 21 апреля 2017 года и по день фактического исполнения обязательства по возврату суммы неосновательного обогащения, исходя из ключевой ставки Банка России, действующей в соответствующие периоды (с учетом ее изменения), от суммы основного долга (50 000 руб. с учетом ее изменения).

Не согласившись с постановленным судебным актом, ответчик С. подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Автор жалобы выражает несогласие с выводами суда, полагая их неправильными. Указывает, что внесла денежные средства в размере 100 000 руб., что подтверждается чеком-ордером. Полагает, что счетная машинка, является техническим устройством, которое не регистрируется и не поверяется в Банке, не относится к контрольно-кассовой технике для применения в Банке. Положенная в основу решения суда видеозапись с камеры наблюдения, имеет не четкое изображение, из которой невозможно с достоверностью установить сумму денежных средств. Кроме того, ссылается на то, что акт недостачи составлен на следующий день после внесения ответчиком денежных средств, то есть 22 апреля 2017 года.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу истец К.Н. просит решение суда оставить без изменения.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, от истца поступило заявление с просьбой рассмотреть жалобу в ее отсутствие, в связи с чем в соответствии со ст. 167 ГПК РФ судебная коллегия рассмотрела дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции по доводам, изложенным в апелляционной жалобе (ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 21 апреля 2017 года ответчик С. обратилась в ПАО «Сбербанк России» для внесения на вклад «Память поколений» денежных средств.

Сотрудником Банка Ш.И.Я. были оформлены документы для открытия вклада «Память поколений» сроком погашения депозита 3 месяца, размер вклада был указан со слов клиента – 100 000 руб., при этом денежные средства данным сотрудником не принимались, не пересчитывались. Ш.И.Я. в том числе был оформлен чек-ордер на сумму 100 000 рублей от 21 апреля 2017 года (л. д. 10). Заполненный чек-ордер Ш.И.Я. передал кассиру К.Н. После оформления договора банковского вклада, ответчик С. прошла в кассу Банка для внесения наличных денежных средств.

Сторонами по делу оспаривается размер внесенных денежных средств.

Согласно объяснениям истца К.Н., 21 апреля 2017 года при закрытии операционного дня в кассе была обнаружена недостача в размере 50 000 руб. В связи с этим 22 апреля 2017 года при открытии операционного дня был составлен акт регистрации недостачи наличных денежных средств (л. д. 9).

Согласно объяснениям третьего лица представителя ПАО «Сбербанк России» К.А., аудиторами Банка 22 апреля 2017 года по видеозаписи с камеры, размещенной в кассе Банка, был установлен клиент Банка, у которого произошел кассовый просчет – С.

Согласно видеозаписи, а также объяснениям истца К.Н. и представителя третьего лица ПАО «Сбербанк России», 21 апреля 2017 года при внесении ответчиком С. денежных средств на вклад «Память поколений» через кассу Банка ею вместо 100 000 руб. были фактически внесены денежные средства в размере 50 000 руб., что не было своевременно замечено К.Н. и не исправлено в чек-ордере.

Данное обстоятельство подтверждается представленной истцом и третьим лицом в материалы дела видеозаписью с камеры наблюдения Банка от 21 апреля 2017 года, согласно которой ответчиком С. в кассу Банка были внесены 14 купюр, достоинством по 5 000 руб. и по 1 000 руб., на общую сумму 50 000 руб.

Из видеозаписи следует, что сотрудник Банка К.Н. несколько раз (3 раза) пересчитала с применением автоматического счетчика банкнот переданные ответчиком денежные средства, и на электронном табло указано количество купюр – «14» на общую сумму «50 000 руб.», купюры достоинством по 1 000 руб. и 5 000 руб. После пересчета данные денежные средства К.Н. внесла в кассу Банка и подписала представленный сотрудником Ш.И.Я. чек-ордер, передав его С.

Указанные обстоятельства также подтверждаются представленными скриншотами (л. д. 37 – 39).

Кроме того, представителем третьего лица даны объяснения, что при просмотре видеозаписи «на замедленной съемке» и «стоп-кадре» было установлено, что ответчиком С. было передано в кассу Банка 9 купюр достоинством по 5 000 руб. и 5 купюр достоинством по 1 000 руб., на общую сумму 50 000 руб.

2 мая 2017 года ввиду установления факта недостачи наличных денежных средств в кассе, сотрудником ПАО «Сбербанк России» К.Н. за операционный день 21 апреля 2017 года внесены собственные денежные средства в размере недостачи – 50 000 руб. (л. д. 11). В качестве назначения платежа указано – «Поступление наличных денег в погашение недостачи».

26 июня 2018 года истцом в адрес ответчика направлена претензия с требованием о возврате денежных средств в размере 50 000 руб., которая осталась без удовлетворения. Данная претензия получена ответчиком – 3 июля 2018 года (л. д. 12 – 13).

Истец, полагая свои права нарушенными, обратился с данным иском в суд.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 1102, 1103, 1107, 395 ГК РФ, пришел к выводу об обоснованности исковых требований и постановил вышеуказанное решение об удовлетворении требований в полном объеме.

Оценив установленные по делу обстоятельства, исследовав материалы дела, а также видеозапись, приобщенную к материалам дела, судебная коллегия соглашается с выводом суда о взыскании неосновательного обогащения в размере 50 000 руб.

Вопреки требованиям ст. 56 ГПК РФ С. не представлены доказательства, опровергающие содержание видеозаписи от 21 апреля 2017 года, которая подтверждает, что ответчиком было фактически внесено в кассу Банка 50 000 руб. Однако по технической ошибке (кассовому просчету), допущенной истцом, во вклад ответчику было зачислено 100 000 руб. и впоследствии начислены проценты на указанную сумму.

Данный вклад ответчиком по окончании срока был закрыт, получены денежные средства в размере 100 000 руб. с начисленными на эту сумму процентами.

Недостача в кассе Банка была погашена истцом из собственных средств, в связи с чем ответчиком получено неосновательное обогащение в размере 50 000 руб.

Стороной ответчика в ходе рассмотрения дела по существу не заявлялось ходатайство о назначении по делу судебной технической экспертизы на предмет установления подлинности представленной съемки, или внесения изменений в видеозапись.

Последовательность действий и действующие лица, отображенные в видеозаписи, ответчиком не оспаривались.

В связи с чем данное доказательство не опровергнуто стороной, является допустимым.

Оснований для иных выводов судебная коллегия не усматривает, обстоятельств, указанных в ст. 1109 ГК РФ, не установлено.

Довод жалобы со ссылкой на чек-ордер не опровергает правильные выводы суда, поскольку чек-ордер был составлен сотрудником Банка Ш.И.Я. со слов С. о намерении внести во вклад данную сумму, однако денежные средства данный сотрудник не пересчитывал и не принимал.

Оснований для переоценки доказательств и сделанных судом правильных выводов судебная коллегия не усматривает.

Однако судебная коллегия не может согласиться с периодом взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами по следующим основаниям.

Истцом заявлено требование о взыскании процентов за период с 21 апреля 2017 года и по день фактического исполнения обязательства по возврату долга.

Согласно п. 2 ст. 1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Судом первой инстанции был определен период взыскания процентов – со дня внесения ответчиком денежных средств во вклад, то есть с 21 апреля 2017 года и по день фактического исполнения обязательства по возврату долга.

Однако судебная коллегия полагает, что приобретатель (С.), имея на руках чек-ордер на сумму 100 000 руб., узнала о неосновательности получения (сбережения) денежных средств только с момента вступления решения суда в законную силу, поскольку именно решением суда были установлены все значимые обстоятельства по делу и опровергнуты сведения, указанные в чек-ордере в части указания суммы. Только решением суда подтверждено наличие у ответчика обязательства по возврату истцу денежных средств (неосновательного обогащения).

В связи с чем, на основании п. 1 и п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, решение суда в части периода взыскания процентов подлежит изменению с указанием правильного периода – с 7 марта 2019 года и по день фактического исполнения обязательства.

В остальной части (в части взыскания суммы неосновательного обогащения и расходов по уплате государственной пошлины) решение суда подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. 327.1, 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Волжского районного суда г. Саратова от 1 ноября 2018 года изменить в части периода взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, указав правильным период – с 7 марта 2019 года по день фактического исполнения обязательства по возврату суммы неосновательного обогащения исходя из ключевой ставки Банка России, действующей в соответствующие периоды (с учетом ее изменения), от суммы основного долга (50 000 руб. с учетом ее изменения).

В остальной части решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.