Сегодня 14 декабря 2019 года
Call center
Онлайн-консультант
(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30

Апелляционное определение Верховного суда Республики Коми от 28.02.2019 по делу № 33-1470/2019

  • Федеральное законодательство
  • Законодательство субъектов РФ
  • Судебная практика

Судья Морокова О. В.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми в составе
председательствующего Ивановой Е. А.,
судей Жуковской С. В., Слободянюк Т. А.,
при секретаре Н.,
рассмотрев в судебном заседании 28 февраля 2019 года гражданское дело по апелляционной жалобе В. на Решение Прилузского районного суда Республики Коми от 21 сентября 2018 года, которым иск К.И.ВА. к Индивидуальному предпринимателю В. о взыскании стоимости невыполненных работ, процентов за пользование чужими денежными средствами, расходов по устранению недостатков, неустойки – удовлетворены частично,
взысканы с Индивидуального предпринимателя В. в пользу К.И.ВА. стоимость невыполненных работ в размере 201 761 рублей; расходы по устранению недостатков работ, выполненных третьими лицами в размере 45 160 рублей; дополнительные расходы на устранение недостатков в размере 38 294 рубля; неустойка за нарушение сроков выполнения работ в размере 168 200 рублей; штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере 226 707 рублей 50 копеек; всего взыскано 680 122 (шестьсот восемьдесят тысяч сто двадцать два) рубля 50 копеек;
встречный иск Индивидуального предпринимателя В. к К.И.ВА. о расторжении договора подряда, признании упущенной выгодой денежную сумму – оставлен без удовлетворения;
взыскана с Индивидуального предпринимателя В. госпошлина в доход местного бюджета в размере 10 001 рубль (десять тысяч один) рублей 23 копейки.

Заслушав доклад судьи Жуковской С. В., объяснения В. и его представителя К.Т., представителя К.И.ВА. – К.И.ВБ., судебная коллегия

установила:

К.И.ВА. обратилась в суд к ИП В. с иском, уточненным в ходе рассмотрения дела, о взыскании стоимости невыполненных работ в размере 201 761 рублей, процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 55 426,40 рублей, расходов по устранению недостатков выполненной работы третьими лицами в размере 45 160 рублей, расходов на устранение недостатков, дополнительно обнаруженных экспертом, в размере 38 294 рубля, неустойки в размере 168 200 рублей.

ИП В. предъявил к К.И.ВА. встречные исковые требования о расторжении договора подряда от 19.05.2015, признании денежной суммы 169 750 рублей упущенного выгодой.

В соответствии со ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд рассмотрел дело в отсутствие третьего лица Управления муниципальной собственностью администрации муниципального района «Прилузский» и постановил приведенное выше решение.

Дополнительным решением от 11.12.2018 суд отказал в удовлетворении иска К.И.ВА. к Индивидуальному предпринимателю В. о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 55 426 рублей 40 копеек.

В апелляционной жалобе ИП В. просит об отмене решения как незаконного и необоснованного. В жалобе содержится ходатайство о назначении по делу повторной судебно-строительной экспертизы.

В заседании суда апелляционной инстанции В. и его представитель поддержали апелляционной жалобу и ходатайство о назначении повторной экспертизы.

Представитель К.И.ВА. полагала решение суда законным и обоснованным, просила в удовлетворении апелляционной жалобы отказать.

Иные лица, участвующие в деле, в заседание судебной коллегии не явились, извещены о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом.

Согласно ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело при имеющейся явке.

Проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, 19.05.2015 между ИП В. (подрядчик) и К.И.ВА. (заказчик) заключен договор на выполнение работ по внутренней отделке жилого дома, расположенного <Адрес обезличен> Условиями договора предусмотрено, что объем работ по договору определяется сводно-сметными расчетами. Стоимость работ составляет 1 137 950 рублей. Дата начала работ определена датой перечисления оплаты. Срок окончания работ – 2 месяца с даты начала работ, то есть не позднее 19.07.2015.

В соответствии со счетом на оплату № 1 от 19.05.2015 ИП В. обязался оказать К.И.ВА. следующие услуги: устройство покрытий полов и облицовка стен, производство прочих отделочных и завершающих, малярных и стекольных работ, на общую сумму 1 137 950 рублей.

Платежным поручением № 6 от 03.06.2015 денежные средства в размере 1 137 950 рублей в перечислены на счет ИП В.

Из пояснений сторон в суде усматривается, что из полученных по договору денежных средств в размере 1 137 950 рублей В. в июне 2015 года вернул 800 000 рублей на приобретение строительных материалов.

15.07.2015 сторонами составлен Акт о приемке выполненных работ на сумму 168 200 рублей.

27.02.2016 К.И.ВА. просила В. выполнить условия договора в срок до 14.03.2016. Данное уведомление получено ответчиком 01.03.2016. Однако, работы, предусмотренные договором, в предложенный срок выполнены не были.

23.05.2016 К.И.ВА. направила В. претензию, в которой просила принять участие 07.06.2016 в подписании Акта сдачи-приемки работ и обсуждении сложившейся ситуации.

07.06.2016 в одностороннем порядке составлен Акт сдачи-приемки работ, в котором перечислены претензии по качеству работ.

В претензии от 09.06.2016 К.И.ВА. просила В. предоставить сметную документацию в срок до 16.06.2016.

В ответ на претензию от 23.05.2016 В. в Письме от 15.06.2016 указал, что с претензией не согласен, поскольку заказчиком создавались препятствия для своевременного и качественного выполнения работ по строительству объекта. Указал на то, что заказчиком приглашены третьи лица, фактически выполнившие строительство дома. Оснований для подписания Акта сдачи-приемки работ не усматривает, поскольку 15.07.2015 был подписан акт выполненных работ на сумму 168 200 рублей без каких-либо претензий относительно качества и сроков выполнения работ.

19.06.2016 К.И.ВА. направила В. повторную претензию, в которой известила его о том, что произведенные работы выполнены некачественно и подлежат переделке. В связи с утратой доверия к подрядчику К.И.ВА. вынуждена поручить выполнение работ третьему лицу.

07.07.2016 В. направил К.И.ВА. соглашение о расторжении договора от 19.05.2015, на что получил письменный отказ от 14.07.2016.

К.И.ВА. (заказчик) заключила с Ж. (подрядчик) договор подряда от 27.06.2016 на выполнение ремонтно-строительных работ жилого дома <Адрес обезличен>, согласно локальной смете № 2 (приложение к договору) на сумму... рублей в срок с 27.06.2016 по 27.10.2016. В материалах дела имеется Акт о приемке указанных работ, составленный Ж. 14.10.2016, который К.И.ВА. не подписан.

В локальной смете № 1 Ж. перечислены работы по переделке работ, выполненных В., на общую сумму 45 160 рублей. Акт о приемке указанных работ от 12.07.2016 К.И.ВА. также не подписан.

По ходатайству стороны истца К.И.ВА. по делу назначена судебная строительная экспертиза, производство которой было поручено эксперту В.

Согласно экспертному заключению № 46-08-2018 от 06.08.2018, стоимость выполненных работ, признаваемых ИП В., составила 136 189 рублей. Стоимость работ по переделке работ, выполненных ИП В., составляет 83 454 рубля (из этого объема часть работ была выполнена на сумму 45 160 рублей). Причина переделки работ – нарушение подрядчиком при устройстве гидро– и пароизоляции, укладке утеплителя, установке окон.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь положениями Гражданского кодекса Российской Федерации и Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», оценив представленные по делу доказательства в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что К.И.ВА., как потребителю, оказаны услуги ненадлежащего качества, выполненные не в полном объеме, с отступлениями от условий договора, в связи с чем с ИП В. в ее пользу надлежит взыскать стоимость невыполненных работ по договору в размере 201 761 рубль (1 137 950-800 000-136 189), расходы по устранению недостатков работ, выполненных Ж., в сумме 45 160 рублей, а также по устранению дополнительно обнаруженных экспертом недостатков в размере 38 294 рубля.

В связи с тем, что в указанный К.И.ВА. в претензии от 27.02.2016 срок до 14.03.2016 недостатки ИП В. устранены не были, суд взыскал в ее пользу предусмотренную п. 5 ст. 28 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» неустойку за период с 15.03.2016 по 26.06.2016 в заявленном истцом размере 168 200 рублей.

Поскольку в ходе рассмотрения дела нашел свое подтверждение факт нарушения ИП В. прав К.И.ВА. как потребителя, руководствуясь положениями Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», суд взыскал в пользу К.И.ВА. штраф в размере 226 707,50 рублей.

Оснований для взыскания с ИП В. процентов за пользование чужими денежными средствами суд не усмотрел, ссылаясь на разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенные в абз. 3 п. 34 Постановления от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».

Рассматривая встречный иск ИП В., суд указал, что оснований для удовлетворения требования о расторжении договора подряда не имеется, поскольку данный договор считается расторгнутым ввиду отказа сторон от его исполнения. При этом суд исходил из того, что подрядчик после 15.07.2015 прекратил какие-либо действия, направленные на выполнение условий договора подряда, а заказчик заключил договор на выполнение строительных работ с другой организацией (Ж.).

В удовлетворении встречных исковых требований о признании полученных денежных средств по договору подряда упущенной выгодой суд отказал, руководствуясь ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации и ссылаясь на недоказанность истцом совокупности условий, при которых указанные денежные средства можно признать упущенной выгодой.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда первой инстанции в части удовлетворения исковых требований К.И.ВА., находит доводы апелляционной жалобы ИП В. в этой части заслуживающими внимания.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции принял в качестве доказательства выводы судебной строительной экспертизы, проведенной на основании определения суда экспертом В.

Между тем, суд первой инстанции не принял во внимание замечание эксперта о том, что определить достоверно качество выполненных работ по устройству первого этажа жилого дома не представляется возможным, т.к работы на дату проведения экспертизы переделаны, в связи с чем экспертом сделан наиболее вероятный вывод.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении», судам следует иметь в виду, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Данные разъяснения не были учтены судом первой инстанции при вынесении решения.

Судебная коллегия находит, что выводы суда о качестве выполненных работ основаны лишь на заключении эксперта, выводы которого носят вероятностный характер, соответственно, не могут с достоверностью подтверждать факт некачественного выполнения работ В. При этом в материалах дела не имеется иных доказательств того, что работы выполнены с недостатками.

Кроме того, экспертом указано, что такой заявленный недостаток, как разный уровень полов, не доказан измерениями или дефектной ведомостью. Дефект не является скрытым и мог быть выявлен при приемке работ.

Также при приемке работ можно было выявить то, что на окнах не установлены подоконники, откосы и отливы, что не утеплено 12,6 кв. м потолка, как о том указано К.И.ВА. в акте от 07.06.2016.

Вместе с тем, при приемке работ указанные явные недостатки К.И.ВА. не были выявлены, Акт 15.07.2015 подписан ею без замечаний.

Судебная коллегия также отмечает, что материалы, необходимые для выполнения работ, приобретались непосредственно К.И.ВА. Соответственно, в отсутствие подоконников, откосов и отливов, В. не имел возможности их установить. Также В. использовал в работе доски и изоспан, которые ему были предоставлены заказчиком. При таких обстоятельствах нельзя признать обоснованными претензии К.И.ВА. о том, что при укладке чернового пола использована доска, не предназначенная для этого, а на потолке вместо изоспана марки «В» использован изоспан марки «А». Более того, из материалов дела усматривается, что изоспан марки «А» приобретен 22.07.2015, то есть после окончания работ В. (Акт от 15.07.2015).

Судебная коллегия не может согласиться и с выводом суда о том, что В. выполнил работы на сумму 136 189 рублей, как это определила эксперт В.

В силу ст. 707 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре подряда указываются цена подлежащей выполнению работы или способы ее определения. При отсутствии в договоре таких указаний цена определяется в соответствии с пунктом 3 статьи 424 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 717 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора. Заказчик также обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу.

Поскольку стороны согласовали цену выполненных работ в сумме 168 200 рублей, составив 15.07.2015 Акт о приемке выполненных работ на указанную сумму, у суда не имелось оснований для определения стоимости выполненных работ в ином размере.

С учетом того, что в ходе судебного разбирательства факт выполнения В. работ ненадлежащего качества не нашел своего подтверждения, оснований для взыскания с него расходов на устранение недостатков, а также неустойки и штрафа, предусмотренных Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей», не имеется.

При таких обстоятельствах решение суда в части удовлетворения исковых требований К.И.ВА. подлежит отмене с принятием по делу в указанной части нового решения об отказе в удовлетворении данных требований.

Исходя из положений п. 1 ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса, В. обязан возвратить К.И.ВА. стоимость невыполненных работ в размере 169 750 рублей из расчета (1 137 950-800 000-168 200).

Доводы апелляционной жалобы ИП В. о признании 169 750 рублей упущенной выгодой судебной коллегией не могут быть приняты во внимание как основанные на ошибочном толковании закона и ввиду того, что доказательств наличия упущенной выгоды суду не представлено. Как верно отметил суд в своем решении, денежная сумма, полученная по договору подряда, не может быть признана убытками в виде упущенной выгоды.

Заявленное В. в суде апелляционной инстанции ходатайство о назначении повторной судебно-строительной экспертизы не подлежит удовлетворению, поскольку проверить качество выполненной ИП В. работы после того, как эти работы были переделаны, не представляется возможным. При этом вопросы по качеству выполненных работ разрешены судебной коллегией на основании имеющихся в материалах дела доказательств.

Поскольку решение суда в части отказа в удовлетворении встречных исковых требований о расторжении договора подряда и дополнительное решение суда сторонами по делу не обжалуются, их законность и обоснованность в силу положений ч. 2 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не является предметом проверки судебной коллегии.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Прилузского районного суда Республики Коми от 21 сентября 2018 года отменить в части взыскания с ИП В. в пользу К.И.ВА. стоимости невыполненных работ, расходов по устранению недостатков работ, выполненных третьими лицами, дополнительных расходов на устранение недостатков, неустойки за нарушение сроков выполнения работ, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.

Принять по делу в указанной части новое решение.

Взыскать с индивидуального предпринимателя В. в пользу К.И.ВА. стоимость невыполненных работ в размере 169 750 рублей.

Исковые требования К.И.ВА. к индивидуальному предпринимателю В. о взыскании расходов по устранению недостатков выполненных работ, неустойки за нарушение сроков выполнения работ, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя – оставить без удовлетворения.

В остальной части решение Прилузского районного суда Республики Коми от 21 сентября 2018 года оставить без изменения.