Сегодня 22 июля 2019 года
Call center
Онлайн-консультант
(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30

Апелляционное определение Московского городского суда от 10.01.2019 по делу № 33-0466/2019

  • Федеральное законодательство
  • Законодательство субъектов РФ
  • Судебная практика
  • Отраслевые документы
  • Справочник МСФО

Судья Жолудова Т. В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего судьи Климовой С. В.,
судей Дегтеревой О. В., Рачиной К. А.,
с участием прокурора Оглио Е. Ф.,
при секретаре К.,
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Дегтеревой О.В., гражданское дело по апелляционной жалобе Центрального банка Российской Федерации на решение Мещанского районного суда города Москвы от 31 июля 2018 года, которым постановлено:

Признать Приказ Центрального банка Российской Федерации № ЛСТ-1-45/1893 от 13.09.2016 об увольнении В. Е. Б. незаконным.

Восстановить В. Е. Б. на работе в Центральном банке Российской Федерации в должности главного экономиста отдела по работе с ликвидируемыми кредитными организациями № 1 Управления лицензирования деятельности и ликвидации кредитных организаций Главного управления Банка России по Центральному федеральному округу.

Признать запись в трудовой книжке В. Е. Б. об увольнении 13 сентября 2016 года по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ недействительной.

Взыскать с Центрального банка Российской Федерации в пользу В. Е. Б. средний заработок в размере 4 457 611,21 руб., компенсацию морального вреда в размере 1 000,00 руб., почтовые расходы в размере 422,80 руб., расходы на оплату юридических услуг в размере 45 000,00 руб.

В остальной части иска отказать.

Решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

установила:

В. Е. Б. обратился в суд с иском к Центральному банку Российской Федерации о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, признании незаконным требования о досрочном погашении задолженности по кредитному договору, совершении записи в трудовой книжке, восстановлении права на использование отпуска, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов, ссылаясь на то, что осуществлял трудовую деятельность у ответчика в должности главного экономиста отдела по работе с ликвидируемыми кредитными организациями № 1 Управления лицензирования деятельности и ликвидации кредитных организаций Главного управления Банка России по Центральному федеральному округу. Приказом № ЛСТ-1-45/1893 от 13.09.2016 был уволен 13.09.2016 по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с совершением виновных действий работником, непосредственно обслуживающим товарные ценности, дающих основание для утраты доверия. Полагает увольнение является незаконным и необоснованным, поскольку произведено в период пребывания его в отпуске, а также он не являлся материально ответственным лицом, по занимаемой должности и трудовым функциям не имел отношения к непосредственному обслуживанию денежных или товарных ценностей. Считая свои трудовые права нарушенными, истец с учетом уточнения исковых требований просил суд признать Приказ № ЛСТ-1-45/1893 от 13.09.2016 об увольнении незаконным, восстановить на работе в прежней должности, взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда в размере 1 000 руб., почтовые расходы в размере 422,8 руб., расходы на оплату юридических услуг в размере 60 000,3 руб., признать незаконным требование о досрочном погашении задолженности, произвести в трудовой книжке исправительную запись, восстановить право на использование 48 дней неиспользованного отпуска, компенсированного при увольнении.

Решением Мещанского районного суда г. Москвы от 30 января 2017 г. в удовлетворении исковых требований В. Е. Б. было отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 августа 2017 г. решение суда оставлено без изменения.

Постановлением Президиума Московского городского суда от 24 апреля 2018 г. решение Мещанского районного суда г. Москвы от 30 января 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 августа 2017 г. отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела истец В. Е. Б., его представитель Е. Т. П. в судебном заседании исковые требования поддержали по основаниям, изложенным в иске.

Представитель ответчика в судебное заседание явилась, возражала против удовлетворения исковых требований, согласно доводам, изложенным в письменном отзыве на иск.

Судом постановлено указанное решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит представитель ответчика.

На основании абзаца второго части 2 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции вправе в интересах законности проверить обжалуемое судебное постановление в полном объеме, выйдя за пределы требований, изложенных в апелляционных жалобе, представлении, и не связывая себя доводами жалобы, представления.

Проверив материалы дела, выслушав истца В. Е. Б. и его представителя Е. Т. И., представителя ответчика С. М. Г., заключение прокурора, полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия, руководствуясь абзацем вторым части 2 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, приходит к следующему.

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового Кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Из разъяснений, содержащихся в пунктах 45 и 47 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», следует, что судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 7 части первой статьи 81 Трудового Кодекса в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировка, распределение и т. п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты доверия к ним. Если виновные действия, дающие основание для утраты доверия, совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей, то такой работник может быть уволен с работы по пункту 7 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации при условии соблюдения порядка применения дисциплинарных взысканий, установленного статьей 193 Трудового Кодекса Российской Федерации.

Увольнение по пункту 7 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации является видом дисциплинарного взыскания, применение которого должно производиться в четком соответствии с положениями статьей 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно ч. 6 ст. 81 ТК РФ не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

В соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» от 17 марта 2004 года № 2 при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя; при этом необходимо иметь в виду, что не допускается увольнение работника (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (часть шестая статьи 81 ТК РФ).

Таким образом, увольнение работника на основании п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ отнесено законом к увольнению по инициативе работодателя, которое запрещается в период пребывания работника в отпуске.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 37 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, учитывая, что законом предусмотрено право работодателя досрочно отозвать работника из отпуска на работу только с его согласия (часть вторая статьи 125 Трудового кодекса Российской Федерации), отказ работника (независимо от причины) от выполнения распоряжения работодателя о выходе на работу до окончания отпуска нельзя рассматривать как нарушение трудовой дисциплины.

В силу статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Из материалов дела следует, что истец В. Е. В. с 16 июня 2004 года на основании трудового договора от 16 июня 2004 года работал в Центральном Банке Российской Федерации, с 05 октября 2015 года в должности главного экономиста Отдела по работе с ликвидируемыми кредитными организациями № 1 Управления лицензирования деятельности и ликвидации кредитных организаций ГУ Банка России по ЦФО.

В соответствии с должностной инструкцией основной задачей деятельности истца являлся контроль за проведением ликвидационных процедур в отношении кредитных организаций, у которых отозвана лицензия на осуществление банковских операций, а также контроль за деятельностью временных администраций по управлению кредитными организациями, у которых отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

На основании Приказа от 08 сентября 2016 года № ЛКТ-1-2954 В. Е. Б. находился в ежегодном основном оплачиваемом отпуске с 12 сентября 2016 года по 25 сентября 2016 года и в дополнительном оплачиваемом отпуске с 26 сентября 2016 года по 02 октября 2016 года (т. 1 л. д. 90 – 91).

Согласно справке ГУ Центрального банка РФ по ЦФО в период с 15 сентября 2016 года по 23 сентября 2016 года и с 26 сентября 2016 года по 07 октября 2016 года В. Е. Б. имел листки нетрудоспособности.

Согласно справке по уголовному делу от 07 сентября 2016 года Отделом по расследованию особо важных дел СУ по *** ГСУ СК России по городу Москве возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных лиц по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ; в рамках названного уголовного дела В. Е. Б. 16 сентября 2016 года предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 201 УК РФ, допрошенный в качестве обвиняемого В. Е. Б. в присутствии своего защитника признал вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 201 УК РФ; потерпевшим С. О. В. 12 сентября 2016 года заявлен гражданский иск на сумму 1 100 000 рублей; С. О. В. 12 сентября 2016 года признан гражданским истцом; от потерпевшего и гражданского истца С. О. В. 29 сентября 2016 года поступило заявление, из которого следует, что материальный ущерб по уголовному делу ему возмещен в полном объеме; претензий к В. Е. Б., в том числе о возмещении имущественного и морального вреда, не имеет (т. 3 л. д. 138 – 139).

На основании Приказа от 29 июня 2016 года № Д-2082 В. Е. Б. назначен руководителем временной администрации по управлению кредитной организацией АО Коммерческий банк «***».

Информация о возбуждении названного уголовного дела поступила в ГУ Центрального банка РФ по ЦФО, в помещениях которого 09 сентября 2016 года проведен обыск, с 12 сентября 2016 года Центральный банк Российской Федерации предпринял меры для обеспечения явки В. Е. Б. на работу и его отзыву из отпуска (л. д. 112 – 120 т. 1).

Как следует из материалов дела, В. Е. Б. находившийся в очередном отпуске, был приглашен работодателем для рассмотрения вопроса об его отзыве из отпуска и предоставления пояснения в связи с проведением следственных действий в здании ГУ Центрального банка РФ по ЦФО. В. Е. Б. принял участие в соответствующей беседе с первым заместителем начальника ГУ Центрального банка РФ по ЦФО, заместителем начальника ГУ Центрального банка РФ по ЦФО, и.о. начальника Управления лицензирования деятельности и ликвидации кредитных организаций ГУ Центрального банка РФ по ЦФО. В. Е. Б. было предложено дать согласие на отзыв из отпуска, а также представить письменные пояснения.

При этом, В. Е. Б. в устной форме отказался дать согласие на отзыв из отпуска и представлять пояснения, а также письменно подтвердить свой отказ, что подтверждает представленный суду акт (т. 1 л. д. 125).

Приказом от 13 сентября 2016 года № ЛСТ-1-45/1893 трудовой договор от 16 июня 2004 года, заключенный между истцом и ответчиком расторгнут (прекращен), а В. Е. Б. уволен 13 сентября 2016 года по основаниям, предусмотренным п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового Кодекса Российской Федерации, в связи с совершением виновных действий работником, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя. С приказом об увольнении истец был ознакомлен – 19.10.2016 года по выходу из отпуска (т. 1 л. д. 89).

Удовлетворяя исковые требования в части признания приказа об увольнении незаконным и восстановлении на работе, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об их обоснованности, установив нарушение ответчиком трудовых прав истца, выразившихся в несоблюдении процедуры увольнения, предусмотренной трудовым законодательством Российской Федерации, поскольку на момент принятия соответствующего приказа об увольнении В. Е. Б. находился в отпуске, верно применив положения ч. 6 ст. 81 ТК РФ, не допускающие увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске, а также разъяснения данные в п. 37 Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» от 17 марта 2004 года № 2.

Обоснованно отклонены судом ссылки ответчика на то, что работодатель предпринял неоднократные попытки по отзыву работника из отпуска, для чего имелись существенные основания, истец имел возможность в период отпуска явиться на свое место работы, что и было им сделано, о проводимой в отношении него проверке истец был уведомлен, однако, отказался от дачи объяснений со своей стороны, при этом В. Е. Б. оставался руководителем временной администрации по управлению АО КБ «***», нес полную ответственность за вверенные ему денежные ценности и имущество этой кредитной организации, имел свободный доступ к ее имуществу, поскольку в рамках настоящего спора какого-либо существенного правового значения данные доводы не имеют, так как согласно ст. 125 ТК РФ отзыв работника из отпуска допускается только с его согласия, в связи с чем отказ работника от досрочного выхода из отпуска в том числе в связи с возбуждением уголовного дела и предъявлением ему работодателем обвинения в совершении дисциплинарного проступка сам по себе в качестве формы злоупотребления правом со стороны работника рассматриваться не может, на что прямо обращено внимание в п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» от 17 марта 2004 года № 2, в котором разъяснено, что учитывая, что законом предусмотрено право работодателя досрочно отозвать работника из отпуска на работу только с его согласия (часть вторая статьи 125 ТК РФ), отказ работника (независимо от причины) от выполнения распоряжения работодателя о выходе на работу до окончания отпуска нельзя рассматривать как нарушение трудовой дисциплины.

Рассматривая требования истца о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, суд исходил из положений статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Поскольку в судебном заседании нашло свое подтверждение нарушение трудовых прав истца незаконными действиями ответчика, выразившимися в нарушении процедуры увольнения – изданием приказа об увольнении в период нахождения истца в отпуске, суд обоснованно пришел к выводу о необходимости удовлетворения требований истца о признании незаконным Приказа ответчика от 13 сентября 2016 года № ЛСТ-1-45/1893 об увольнении истца, признании недействительной записи об увольнении в трудовой книжке истца, о восстановлении В. Е. Б. на работе, а также о взыскании с ответчика в пользу истца заработной платы за время вынужденного прогула, размер которой определен на основании представленной работодателем справки о среднедневной заработной плате истца, и о взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов.

Доводы жалобы о несогласии с периодом начисления среднего заработка за время вынужденного прогула, при условии, что В. Е. Б. на дату вынужденного прогула с 14.09.2016 г. находился в очередном оплачиваемом отпуске и был нетрудоспособен с 15.09.2016 г. по 07.10.2016 г., истцу были оплачены отпускные и листки нетрудоспособности, не являются основанием для отмены решения суда, поскольку взыскание среднего заработка судом произведено в связи с лишением работника возможности трудиться вследствие незаконного увольнения приказом от 13.09.2016 г.

Согласно абз. 4 п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету. Однако при определении размера оплаты времени вынужденного прогула средний заработок, взыскиваемый в пользу работника за это время, не подлежит уменьшению на суммы заработной платы, полученной у другого работодателя, независимо от того, работал у него работник на день увольнения или нет, пособия по временной нетрудоспособности, выплаченные истцу в пределах срока оплачиваемого прогула, а также пособия по безработице, которое он получал в период вынужденного прогула, поскольку указанные выплаты действующим законодательством не отнесены к числу выплат, подлежащих зачету при определении размера оплаты времени вынужденного прогула.

Учитывая, что увольнение истца является неправомерным, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации, а также частью 9 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, верно пришел к выводу о том, что действиями ответчика В. Е. Б. причинен моральный вред, в связи с чем требования о компенсации морального вреда подлежат частичному удовлетворению в размере 1 000 руб.

Согласно части первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в пользу истца судом взысканы с ответчика расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах в размере 45 000 руб., обоснованность взыскания данного размера полностью мотивирована судом в решении.

Приведенные в жалобе возражения относительно распределения судом судебных расходов на представителя направлены на переоценку и не могут служить основанием к отмене обжалуемого судебного решения в данной части, так как согласно положениям ст. 56, 59, 67 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Иные доводы апелляционной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являющихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств, к субъективному толкованию норм материального права, судебная коллегия не находит оснований для переоценки доказательств, представленных сторонами по делу, иному толкованию закона, регулирующего возникшие отношения.

Вместе с тем, судебная коллегия соглашается с доводами жалобы в части необоснованного взыскания судом в пользу истца почтовых расходов по квитанциям на отправку корреспонденции ответчику, не связанной с рассмотрением данного спора на сумму 422,80 руб., в данной части решение подлежит отмене, с отказом истцу в иске о взыскании почтовых расходов с ответчика.

В остальной части, судебная коллегия приходит к выводу, что разрешая требования, суд, руководствуясь нормами действующего законодательства, правильно определил юридически значимые обстоятельства; данные обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными доказательствами, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации; нормы материального и процессуального права при разрешении данного спора судом применены правильно; правовых оснований для отмены решения суда в остальной части, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в апелляционной жалобе ответчика не приведено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Мещанского районного суда города Москвы от 31 июля 2018 года отменить в части взыскания почтовых расходов, принять в данной части новое решение, которым в иске В. Е. Б. к Центральному Банку Российской Федерации о взыскании почтовых расходов в размере 422,80 руб. отказать.

В остальной части решение Мещанского районного суда г. Москвы от 31 июля 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Центрального банка Российской Федерации – без удовлетворения.