Курс ЦБ на 15 августа 2020 года
EUR: 86.4092 USD: 73.2157 КЛЮЧЕВАЯ СТАВКА 4.25%
(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30
Узнать о системе больше

Решение Пермского краевого суда от 23.01.2018 по делу № 7-74/2018(21-46/2018)

Судья Князева О. Г.

Судья Пермского краевого суда Тотьмянина Е. И.,

рассмотрев в судебном заседании жалобу В. на Постановление начальника отдела Государственной инспекции труда в Пермском крае от 29.08.2017, Решение судьи Свердловского районного суда г. Перми от 1 декабря 2017 года, вынесенные в отношении главного бухгалтера Пермского муниципального унитарного предприятия «Полигон» В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установила:

Постановлением начальника отдела Государственной инспекции труда в Пермском крае № 8-ПП/2017-1-252/1/18/5 от 29.08.2017, главный бухгалтер Пермского муниципального унитарного предприятия «Полигон» (далее – ПМУП «Полигон») В. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, ей назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере трех тысяч рублей.

Решением судьи Свердловского районного суда г. Перми от 01.12.2017 вышеуказанное постановление должностного лица оставлено без изменения, жалоба – без удовлетворения.

В жалобе, поданной в краевой суд, В. просит отменить принятые по делу акты как незаконные и необоснованные, производство по делу прекратить. Указывает, что законодательство не содержит требований к форме соглашения о делении отпусков, срок для оплаты оплачиваемого отпуска исчисляется в календарных днях и может быть менее 3-х дней, в связи с чем невыплата денежной компенсации за нарушение сроков оплаты оплачиваемого отпуска является обоснованной. Полагает, что споры по выплате отпускных относятся не к компетенции Государственной инспекции труда в Пермском крае, а к компетенции комиссий по трудовым спорам.

В судебном заседании в краевом суде В., защитник Хомутова А. Е. доводы жалобы поддержали.

Изучив доводы жалобы, заслушав В., защитника Хомутову А. Е., исследовав материалы дела, судья краевого суда приходит к следующему.

Административная ответственность по ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях наступает за нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, если иное не предусмотрено частями 3, 4 и 6 настоящей статьи и статьей 5.27.1 настоящего Кодекса, что влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, – от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на юридических лиц – от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

Согласно статье 2.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

Как следует из материалов дела, 08.06.2017 в отношении ПМУП «Полигон» проведена внеплановая выездная проверка соблюдения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, по результатам которой составлен Акт проверки от 29.06.2017 № <...>.

В ходе проведения проверки должностным лицом были выявлены нарушения требований ст. 125, ч. 9 ст. 136, ст. 236, ч. 2 ст. 57, ст. 119, ст. 256 Трудового кодекса Российской Федерации:

работодателем допускается разделение оплачиваемого отпуска работникам без получения на это их согласия;

оплата отпускных Работникам В., Д., П., Г., Х. произведена с нарушением установленных сроков, при этом не начислена и не выплачена денежная компенсация;

в трудовых договорах с работниками отсутствует указание класса вредности рабочего места (условия труда на рабочем месте), а также не указаны нормы выдачи смывающих и (или) обеззараживающих средств в соответствующих единицах измерения;

Правилами внутреннего трудового распорядка не установлена продолжительность дополнительного отпуска работникам, кому установлен ненормированный рабочий день;

работникам предоставляются отпуска по уходу за ребенком до достижения ими возраста 1,5 лет, тогда как они имеют право на предоставление отпуска до 3-х лет.

Как следует из материалов дела, В. назначена на должность главного бухгалтера приказом и. о. директора ПМУП «Полигон» от 15.02.2016 № 12 к. Дополнительным соглашением № 1 от 15.02.2016, предусмотрено, что В. без освобождения от работы по основной должности выполняет обязанности инспектора по кадрам.

По факту выявленных нарушений должностным лицом был составлен протокол об административном правонарушении, вынесено постановление о привлечении В. к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушения.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы, согласился с выводами должностного лица о наличии в действиях В. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, при этом исключил выводы должностного лица о нарушении работодателем ч. 2 ст. 57 и ст. 119 Трудового кодекса Российской Федерации, а именно нарушений выразившиеся в отсутствии в трудовых договорах с работниками указания класса вредности рабочего места (условия труда на рабочем месте), и отсутствии в Правилах внутреннего трудового распорядка сведений о продолжительности дополнительного отпуска работникам, кому установлен ненормированный рабочий день.

Вместе с тем судьей районного суда и должностным лицом не было учтено следующее.

В соответствии с положениями ст. 125 Трудового кодекса Российской Федерации по соглашению между работником и работодателем ежегодный оплачиваемый отпуск может быть разделен на части.

Из материалов дела усматривается, что в вину В. вменялось то, что в нарушение ст. 125 Трудового кодекса Российской Федерации на предприятии допускается разделение оплачиваемого ежегодного отпуска на части без получения на это согласия работника. При этом ни в протоколе об административном правонарушении, ни в постановлении о назначении административного наказания не указано, в отношении кого именно работника заявителем допущено данное нарушение.

Вместе с тем, инициатива разделить отпуск обычно исходит от работника, хотя и работодатель вправе предложить работнику разделить отпуск на части. Вопрос об использовании отпуска по частям может решаться как при составлении графика ежегодных отпусков на календарный год, так и непосредственно при предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска.

Из объяснений В. и представленных документов, в частности проекта графика отпусков на 2017, утвержденного графика отпусков на 2017 год, приказа об утверждении графика отпусков, уведомлений о датах и сроках предоставлений отпусков, а также копий заявлений работников о предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска по частям следует, что работодатель заранее согласовывал с работниками их намерения по разбивке отпуска на части, при составлении графика отпусков работникам этот вопрос задавался, ежегодные оплачиваемые отпуска в 2017 году работникам предоставлялись в соответствии с графиком отпусков, утвержденным работодателем, на основании заявлений работников с указанием периода и срока предоставляемого отпуска. Каких-либо разногласий между работниками и администрацией работодателя по вопросу разделения отпусков на части в 2017 году до момента проверки не возникало.

Таким образом, действия работодателя по предоставлению ежегодных оплачиваемых отпусков работникам частями соответствуют требованиям ст. 125 Трудового кодекса Российской Федерации. Следовательно, выводы должностного лица о том, что утверждение графика отпусков происходит без согласия работников, вопрос о согласовании разделения ежегодного оплачиваемого отпуска на части решается в момент ознакомления с приказом о предоставлении отпуска либо уже после утверждения графика необоснованные и ничем не подтверждены.

Далее, в соответствии со ст. 256 Трудового кодекса Российской Федерации по заявлению женщины ей предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. Отпуска по уходу за ребенком могут быть использованы полностью или по частям также отцом ребенка, бабушкой, дедом, другим родственником или опекуном, фактически осуществляющим уход за ребенком.

Из содержания данной нормы следует, что основным условием для предоставления работодателем работнику отпуска по уходу за ребенком, является только его волеизъявление.

Из материалов дела усматривается, что в вину В. вменялось то, что в нарушение ст. 256 Трудового кодекса Российской Федерации работникам В., Д., Ю. предоставлены отпуска по уходу за ребенком до достижения ими возраста 1,5 лет, тогда как они имеют право на предоставление отпуска до 3-х лет.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, в частности копий заявлений работников В. от 29.06.2016, Д. от 23.01.2017, Ю. от 09.02.2017, они изъявили желание использовать часть положенного отпуска, отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

Следовательно, действия работодателя о предоставлении работникам отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет, на основании их волеизъявления не нарушают требования ст. 256 Трудового кодекса Российской Федерации.

Кроме того, в той части, в которой В. как должностное лицо признана виновной в ненадлежащем оформлении трудовых договоров, выразившееся в не указании в нем условий об обеспечении работника смывающими и (или) обезвреживающими средствами, выводы должностного лица и судьи районного суда обоснованными также признать нельзя, поскольку ни в протоколе об административном правонарушении, ни в постановлении о назначении административного наказания не указано, в отношении кого именно работника заявителем допущено данное нарушение, и когда заключен трудовой договор. Доказательства указанного нарушения в материалах дела отсутствуют, административном органом в акте проверки не указаны, при рассмотрении дела суду не представлены.

При этом судья районного суда, оставляя постановление должностного лица о привлечении В. к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях без изменения, верно исходил из того, что материалами дела подтверждено нарушение ст. 136, 236 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно ч. 9 ст. 136 Трудового кодекса Российской Федерации оплата отпуска производится не позднее, чем за три дня до его начала.

Согласно ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

В вину В. вменялось то, что в нарушение ч. 9 ст. 136, ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации допущено нарушение сроков выплаты отпускных Д., В., П., Г., Х. Указанным лицам в связи с нарушением сроков выплаты отпускных не выплачена денежная компенсация.

Указанные, выявленные в ходе проверки нарушения трудового законодательства подтверждены собранными по делу доказательствами. Нарушение сроков выплаты отпускных допущено в отношении Д. при оплате 15.01.2016 по предоставленному отпуску с 18.01.2016, В. при оплате 15.07.2016 по предоставленному отпуску с 18.07.2016, П. при оплате 11.07.2016 по предоставленному отпуску с 14.07.2016, Х. при оплате 06.03.2017 по предоставленному отпуску с 09.03.2017, Г. при оплате отпускных 24.10.2016 по предоставленному отпуску с 26.10.2016. соответственно, оплата отпуска в срок не позднее, чем за три дня до указанной даты, не произведена.

В связи с чем судом обоснованно сделан вывод о нарушении сроков оплаты отпускных и о бездействии по невыплате денежной компенсации согласно ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации при нарушении работодателем установленного срока оплаты отпуска.

Ссылка заявителя на установленный Письмом Федеральной службы по труду и занятости от 30.07.2014 № 1693-6-1 порядок оплаты отпуска не состоятельна, поскольку в соответствии с ч. 8 ст. 136 Трудового кодекса Российской Федерации при совпадении дня выплаты с выходным или нерабочим праздничным днем оплата отпуска производится накануне этого дня.

Вместе с тем, в соответствии с ч. 1 ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях срок давности привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 5.27 названного Кодекса, за несвоевременную выплату заработной платы, отпускных составляет один год и на момент рассмотрения дела должностным лицом Инспекции 29.08.2017 по нарушению сроков оплаты отпускных работникам Д. – 15.01.2016, В. – 15.07.2016, П. – 11.07.2016 данный срок истек. Следовательно, в силу п. 6 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях указанные нарушения по трем работникам подлежат исключению из предъявленного обвинения.

Постановление о привлечении общества к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в части нарушения сроков оплаты отпускных и о бездействии по невыплате денежной компенсации согласно ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации при нарушении работодателем установленного срока оплаты отпуска работникам Г. и Х., в данной части постановление вынесено должностным лицом с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности.

Производство по делу об административном правонарушении проведено должностным лицом в соответствии с установленной процедурой, с соблюдением прав, гарантированных участникам производства по делам об административных правонарушениях.

Довод жалобы об отсутствии в В. события и состава административного правонарушения нельзя принять во внимание, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для привлечения к административной ответственности по данной норме достаточно наличия в действиях привлекаемого лица любого нарушения требований трудового законодательства, установленного и подтвержденного материалами дела об административном правонарушении.

Иные доводы жалобы по существу сводятся к переоценке доказательств, которые являлись предметом исследования должностного лица и судьи районного суда, не опровергают установленных указанными лицами обстоятельств и не влияют на законность принятых по делу постановления и судебного решения.

Административное наказание назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в соответствии с требованиями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Нарушений норм материального и процессуального закона, влекущих отмену решения судьи и постановления должностного лица, по делу не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.7, 30.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

решила:

Постановление начальника отдела Государственной инспекции труда в Пермском крае от 29.08.2017 № 8-ПП/2017-1-252/1/18/5, Решение судьи Свердловского районного суда г. Перми от 1 декабря 2017 года № 12-1243/2017 оставить без изменения, жалобу В. – без удовлетворения.

Новости

Тип организации
Подключись к Аюдар Инфо сегодня и получи
7 дней демо доступа бесплатно