Сегодня 19 февраля 2020 года
Call center
Онлайн-консультант
(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30

Решение Верховного суда Удмуртской Республики от 25.01.2016 по делу № 7-8/2016

  • Федеральное законодательство
  • Законодательство субъектов РФ
  • Судебная практика

Судья Верховного Суда Удмуртской Республики Машкина Н. Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске Удмуртской Республики 25 января 2016 года жалобу Открытого акционерного общества «Ижавиа» на Решение судьи Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 15 октября 2015 года, которым оставлено без изменения постановление Главного государственного инспектора государственной инспекции труда в Удмуртской Республики от 26 февраля 2015 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении Открытого акционерного общества «Ижавиа»,

установил:

Постановлением Главного государственного инспектора государственной инспекции труда в Удмуртской Республики от 26 февраля 2015 года Открытое акционерное общество «Ижавиа» (далее по тексту – ОАО «Ижавиа») признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, назначено наказание в виде административного штрафа в размере 31 000,00 руб.

Не согласившись с постановлением, ОАО «Ижавиа» обратилось с жалобой в Октябрьский районный суд города Ижевска Удмуртской Республики, в которой просило его отменить, производство по делу прекратить, ссылаясь на ненадлежащую оценку доказательствам по делу.

Определением судьи Октябрьского районного суда города Ижевска Удмуртской Республики от 10 марта 2015 года жалоба направлена для рассмотрения по подведомственности в Завьяловский районный суд Удмуртской Республики.

Решением судьи Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 15 октября 2015 года постановление по делу об административном правонарушении оставлено без изменения, жалоба ОАО «Ижавиа» – без удовлетворения.

В жалобе, адресованной в Верховный Суд Удмуртской Республики, ОАО «Ижавиа» просит отменить решение судьи и производство по делу об административном правонарушении прекратить, указывая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, судом неправильно применены нормы материального права.

В судебном заседании защитник юридического лица Д. Е. Л. доводы жалобы поддержала.

Представитель административного органа А. С. А. в судебном заседании с жалобой не согласился, пояснил, что о факте нарушения статьи 23 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» пришли к выводу на основании трудовых договоров, о нарушении сроков извещения о времени начала отпуска и оплате отпуска исходя из норм трудового законодательства.

Выслушав защитника юридического лица, представителя административного органа, изучив доводы жалобы, материалы дела, прихожу к следующим выводам.

Административная ответственность по части 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена за нарушение законодательства о труде и об охране труда – и влечет наложение административного штрафа на юридических лиц – от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Согласно пункту 1.2 Устава ОАО «Ижавиа», Общество является юридическим лицом.

Таким образом, ОАО «Ижавиа» является субъектом вмененного административного правонарушения.

Согласно материалам дела в ходе проверки, проведенной государственным инспектором труда, выявлено, что ОАО «Ижавиа» нарушило требования трудового законодательства, а именно:

статью 23 Федерального закона от 24 ноября 1995 года «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (инвалидам предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск не менее 30 календарных дней), в нарушение указанной нормы инвалидам 3 группы предоставляется ежегодный отпуск 28 календарных дней (трудовой договор от 29 сентября 2014 года заключенный с инвалидом 3 группы А. Г. А., трудовой договор от 09 октября 2014 года с П. А. Ю. и с другими инвалидами 2 группы):

часть 3 статьи 123 Трудового кодекса Российской Федерации (о времени начала отпуска работник должен быть извещен под роспись не позднее чем за две недели до его начала), в нарушение указанной нормы С. С. А., которому предоставлен отпуск с 19 января 2015 года по 01 февраля 2015 года, не извещен о начале отпуска не позднее за две недели, извещен 14 января 2015 года; Р. И. Ю., которому предоставлен отпуск с 18 января 2015 года по 14 февраля 2015 года, извещен о начале отпуска 14 января 2015 года; Д. Д. Д., которому предоставлен отпуск с 16 января 2015 год по 15 февраля 2015 года, извещен 14 января 2015 года;

часть 9 статьи 136 Трудового кодекса Российской Федерации (оплата отпуска производиться не позднее чем за три дня до его начала), в нарушение указанной нормы Д. Д. Д., которому предоставлен отпуск с 16 января 2015 год по 15 февраля 2015 года, оплата отпуска произведена 15 января 2015 года:

статью 236 Трудового кодекса Российской Федерации (при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя), в нарушение указанной нормы проценты за задержку оплаты отпуска Д. Д. Д. не начислены и не выплачены;

пункт 1.3 Постановления Верховного Совета РСФСР № 298/3 от 01 ноября 1990 года «О неотложных мерах по улучшению положения женщин, семьи, охраны материнства и детства на селе» (для женщин, работающих на селе, установлена 36-часовая рабочая неделя, если меньшая продолжительность рабочей недели не предусмотрена иными законодательными актами), нарушение указанных требований женщинам, работающим в ОАО «Ижавиа» местонахождение организации – Завьяловский район, установлена 40 часовая рабочая неделя.

Должностным лицом административного органа действия юридического лица квалифицированы по части 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Вина юридического лица в совершении административного правонарушения установлена должностным лицом на основании следующих доказательств: акта о результатах проверки соблюдения трудового законодательства и иных нормативных актов, содержащих нормы трудового права от 24 февраля 2015 года № 2-518-14-ПО/08/6/35; предписания от 24 февраля 2015 года № 2-518-14-ПО/08/6/36; протокола об административном правонарушении от 25 февраля 2015 года № 2-518-14-ПО/08/6/37.

Согласно требованиям статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Положения статьи 26.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривают, что доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

В соответствии с пунктом 8 части 2 статьи 30.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении проверяются на основании имеющихся в деле и дополнительно представленных материалов законность и обоснованность вынесенного постановления, в частности заслушиваются объяснения физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых вынесено постановление по делу об административном правонарушении; при необходимости заслушиваются показания других лиц, участвующих в рассмотрении жалобы, пояснения специалиста и заключение эксперта, исследуются иные доказательства, осуществляются другие процессуальные действия в соответствии с настоящим Кодексом.

Отказывая в удовлетворении жалобы и оставляя без изменения постановление, вынесенное должностным лицом, судья районного суда указал, что фактические обстоятельства дела и наличие события административного правонарушения подтверждаются собранными по делу доказательствами.

Однако, в нарушение требований статьи 30.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья районного суда не дал оценку всем доказательствам по делу, ссылаясь на то, что заявитель факт нарушений требований статьи 23 Федерального закона от 24 ноября 1995 года «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», части 3 статьи 123 и части 9 статьи 136 Трудового кодекса Российской Федерации в судебном заседании не оспаривал.

Оценивая в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предоставленные в материалы дела доказательства, прихожу к убеждению, что должностным лицом административного органа не доказано нарушение юридическим лицом норм трудового законодательства: статьи 23 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», части 3 статьи 123, части 9 статьи 136 и статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации.

Положения статьи 23 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» предусматривают, что инвалидам, занятым в организациях независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, создаются необходимые условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации или реабилитации инвалида. Инвалидам предоставляется ежегодный отпуск не менее 30 календарных дней.

Из Личных карточек работников А. Г. А., П. А. Ю. (унифицированная форма № Т-2, утвержденная Постановлением Госкомстата России от 5 января 2004 года № 1), являющейся документом кадрового учета, следует, что последним работодателем предоставлялся отпуск в количестве 30 календарных дней.

Согласно статье 123 Трудового кодекса Российской Федерации, очередность предоставления оплачиваемых отпусков определяется ежегодно в соответствии с графиком отпусков, утверждаемым работодателем не позднее чем за две недели до наступления календарного года. График отпусков обязателен как для работодателя, так и для работника. О времени начала отпуска работник должен быть извещен под роспись не позднее чем за две недели до его начала.

Как следует из материалов дела, Д. Д. Д. включен в график отпусков на 2015 год (основной отпуск – май, июль, дополнительный отпуск – июль, ноябрь). Р. И. Ю. включен в график отпусков на 2015 год (основной отпуск – январь, дополнительный отпуск – февраль). С. С. А. включен в график отпусков на 2015 год (основной отпуск – апрель, дополнительный отпуск – январь).

На основании письменного заявления Д. Д. Д. от 14 января 2015 года, согласно которому последний просит предоставить очередной отпуск с 16 января 2015 года, работодателем Д. Д. Д. предоставлен ежегодный основной отпуск с 16 января 2015 года по 26 января 2015 года, ежегодный дополнительный отпуск с 27 января 2015 года по 15 февраля 2015 года (Приказ от 14 января 2015 года № 0000000015, с приказом Д. Д. Д. ознакомлен 14 января 2015 года).

На основании письменного заявления Р. И. Ю. от 14 января 2015 года, согласно которому последний просит предоставить очередной отпуск с 18 января 2015 года, работодателем Р. И. Ю. предоставлен ежегодный дополнительный отпуск с 18 января 2015 года по 7 февраля 2015 года (приказ от 14 января 2015 года № 0000000014, с приказом Р. И. Ю. ознакомлен 14 января 2015 года).

На основании письменного заявления С. С. А. от 14 января 2015 года, согласно которому последний просит предоставить очередной отпуск с 19 января 2015 года, работодателем С. С. А. предоставлен ежегодный основной отпуск с 19 января 2015 года по 1 февраля 2015 года (приказ от 14 января 2015 года № 0000000016, с приказом С.С.А. ознакомлен 14 января 2015 года).

Как видно из содержания указанных документов стороны трудового договора (работник и работодатель) пришли к обоюдному соглашению по дате начала отпуска и по его периоду, что не противоречит положениям действующего трудового законодательства, и соответственно не свидетельствует о нарушении прав работника, и как следствие нарушение работодателем положений статьи 123 Трудового кодекса Российской Федерации.Согласно части 9 статьи 136 Трудового кодекса Российской Федерации оплата отпуска производится не позднее, чем за три дня до его начала.

При рассмотрении дела установлено, что работодатель – ОАО «Ижавиа» и работник Д. Д. Д. пришли к соглашению о предоставлении ежегодного и дополнительного отпуска с 16 января 2015 года по 15 февраля 2015 года. Заявление Д. Д. Д. о предоставлении отпуска датировано 14 января 2015 года, приказ работодателя о предоставлении отпуска издан 14 января 2015 года, оплата отпуска работодателем осуществлена 15 января 2015 года.

Данные обстоятельства не свидетельствуют о нарушении работодателем положений части 9 статьи 136 Трудового кодекса Российской Федерации, оплата отпуска произведена работодателем непосредственно после издания приказа о предоставлении отпуска, при этом сам срок между датой издания приказа и датой начала отпуска составлял три дня.

В соответствии со статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

С учетом того, что работодателем ОАО «Ижавиа» не нарушены сроки оплаты отпуска Д. Д. Д. оснований полагать о нарушении работодателем положений указанной нормы закона не имеется.

Согласно абзаца 2 статьи 5 Трудового кодекса Российской Федерации трудовое законодательство, включая законодательство об охране труда, состоит из Трудового кодекса Российской Федерации, иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, содержащих нормы трудового права.

В силу абзаца 1 части 1 статьи 356 Трудового кодекса Российской Федерации федеральная инспекция труда осуществляет федеральный государственный надзор и контроль за соблюдением работодателями трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, посредством проверок, выдачи обязательных для исполнения предписаний об устранении нарушений, составления протоколов об административных правонарушениях в пределах полномочий, подготовки других материалов (документов) о привлечении виновных к ответственности в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Абзацем 6 части 1 статьи 357 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что государственные инспекторы труда при осуществлении федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, имеют право предъявлять работодателям и их представителям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, о восстановлении нарушенных прав работников, привлечении виновных в указанных нарушениях к дисциплинарной ответственности или об отстранении их от должности в установленном порядке.

По смыслу данных положений закона при проведении проверок государственный инспектор труда выдает обязательное для исполнения работодателем предписание только в случае очевидного нарушения трудового законодательства.

Принимая во внимание то, что материалами дела не подтверждено очевидного нарушения ОАО «Ижавиа» трудового законодательства, а именно статьи 23 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», части 3 статьи 123, части 9 статьи 136 и статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации, вменение указанных нарушений подлежит исключению из мотивированной части постановления должностного лица и решения судьи районного суда.

Пунктом 1.3 Постановления Верховного Совета РСФСР от 1 ноября 1990 года № 298/3-1 «О неотложных мерах по улучшению положения женщин, семьи, охраны материнства и детства на селе» с 1 января 1991 года для женщин, работающих в сельской местности, установлена 36-часовая рабочая неделя, если меньшая продолжительность рабочей недели не предусмотрена иными законодательными актами. При этом заработная плата выплачивается в том же размере, что и при полной продолжительности еженедельной работы.

Аналогичные положения закреплены в статье 320 Трудового кодекса Российской Федерации.

Исходя из положений приведенный норм, юридического значения не имеет сфера деятельности предприятий, учреждений и организаций, расположенных в сельской местности. Для применения указанных норм правовое значение имеет факт нахождения места работы женщины в сельской местности.

В силу пункта 2 статьи 54 Гражданского кодекса Российской Федерации место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа – иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Согласно статье 57 Трудового кодекса Российской Федерации обязательными для включения в трудовой договор являются следующие условия: место работы, а в случае, когда работник принимается для работы в филиале, представительстве или ином обособленном структурном подразделении организации, расположенном в другой местности – место работы с указанием обособленного структурного подразделения и его местоположения.

Пунктом 1.8 Устава ОАО «Ижавиа» установлено место нахождения Общества: 427000, Российская Федерация, Удмуртская Республика, Завьяловский район, Аэропорт.

Из Выписки из Единого государственного реестра юридических лиц ОАО «Ижавиа» следует, что адрес (место нахождения) юридического лица: Удмуртская Республика, Завьяловский район, поселок Аэропорт (дата внесения в ЕГРЮЛ записи, содержащей указанные сведения – 9 ноября 2007 года).

Из материалов дела следует, что в трудовых отношениях с ОАО «Ижавиа» состоят 299 женщин.

Пункт 1 Постановления Президиума Верховного Совета РСФСР от 25 января 1991 года № 522/1 «О порядке применения Постановления Верховного Совета РСФСР от 1 ноября 1990 года № 298/3 «О неотложных мерах по улучшению положения женщин, семьи, охраны материнства и детства на селе» предусматривает, что при решении вопроса в соответствии с пунктом 1 Постановления Верховного Совета РСФСР об отнесении территории к сельской местности следует руководствоваться Положением о порядке решения вопросов административно-территориального устройства РСФСР, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 августа 1982 года «О порядке решения вопросов административно-территориального устройства РСФСР».

Согласно пункту 4 раздела II Положения о порядке решения вопросов административно-территориального устройства РСФСР населенные пункты, находящиеся на территории РСФСР, делятся на городские и сельские. К городским населенным пунктам относятся города республиканского (РСФСР и АССР), краевого, областного, окружного и районного подчинения, рабочие, курортные и дачные поселки, к сельским – все остальные населенные пункты.

Положения статьи 29 Конституции Удмуртской Республики закрепляю, что Удмуртская Республика состоит из следующих административно-территориальных единиц:

районов – Алнашского, Балезинского, Вавожского, Воткинского, Глазовского, Граховского, Дебесского, Завьяловского, Игринского, Камбарского (с городом районного значения Камбаркой), Каракулинского, Кезского, Кизнерского, Киясовского, Красногорского, Малопургинского, Можгинского, Сарапульского, Селтинского, Сюмсинского, Увинского, Шарканского, Юкаменского, Якшур-Бодьинского, Ярского;

городов республиканского значения – Ижевска, Воткинска, Глазова, Можги, Сарапула.

Исходя из положений статьи 29 Конституции Удмуртской Республики Завьяловский район, как административно-территориальная единица относится к сельской местности.

В связи с этим, на ОАО «Ижавиа» распространяется действие положений пункта 1.3 Постановления Верховного Совета РСФСР от 1 ноября 1990 года № 298/3-1 «О неотложных мерах по улучшению положения женщин, семьи, охраны материнства и детства на селе» и обязанность как работодателя по установлению сокращенной продолжительности рабочего времени для женщин, работающих в сельской местности.

Вступившим в законную силу Решением Октябрьского районного суда Удмуртской Республики от 5 июня 2015 года признан законным пункт 7 Предписания государственного инспектора труда от 24 февраля 2015 года № 2-518-14-ПО/08/6/36, согласно которому Обществу предписано 23 февраля 2015 года привести в соответствии с требованиями пункта 1.3 Постановления Верховного Совета РСФСР от 01 ноября 1990 года № 298/3-1 «О неотложных мерах по улучшению положения женщин, семьи, охраны материнства и детства на селе» продолжительность рабочей недели для женщин, работающих на селе предоставляя возможность отработать не более 36 часов в неделю, выплачивая за это полную ставку заработной платы.

Невыполнение указанных требований, свидетельствует о нарушении юридическим лицом норм трудового законодательства, что является явным нарушением гарантированных прав работников.

С учетом установленных обстоятельств, несмотря на исключение из вмененных нарушений трудового законодательства положений статьи 23 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», части 3 статьи 123, части 9 статьи 136 и статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации, обоснованность привлечения ОАО «Ижавиа» к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, сомнений не вызывает.

Административное наказание назначено юридическому лицу ОАО «Ижавиа» в пределах санкции части 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушения.

Назначенное административное наказание адекватно общественной опасности совершенного правонарушения, противоправной направленности совершенных действий, направлено на предупреждение совершения новых правонарушений и воспитание добросовестного отношения к исполнению обязанностей по соблюдению требований трудового законодательства, является обоснованным и отвечает принципам соразмерности и справедливости.

Нарушений гарантированных Конституцией Российской Федерации и статьей 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях прав, в том числе права на защиту, не усматривается. Нарушений принципов презумпции невиновности и законности, закрепленных в статьях 1.5, 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, при рассмотрении дела должностным лицом и судьей районного суда не допущено.

Оценивая в совокупности исследованные доказательства, принимая во внимание установленные обстоятельства, оснований для прекращения производства по делу по статье 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не имеется.

Жалоба не содержит доводов, которые влекут отмену обжалуемого судебного акта и постановления должностного лица.

Лицо, привлечено к административной ответственности в сроки, установленные статьей 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Жалоба подана с соблюдением сроков на ее подачу.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 30.630.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

решил:

Решение судьи Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 15 октября 2015 года по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении от 26 февраля 2015 года, предусмотренном частью 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении Открытого акционерного общества «Ижавиа» оставить без изменения, жалобу Открытого акционерного общества «Ижавиа» – без удовлетворения.

Исключить из мотивированной части постановления Главного государственного инспектора государственной инспекции труда в Удмуртской Республики от 25 февраля 2015 года и решения Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 15 октября 2015 года указание на нарушение юридическим лицом норм трудового законодательства: статьи 23 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», части 3 статьи 123, части 9 статьи 136 и статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 31.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях решение вступает в законную силу немедленно после вынесения.

Вступившее в законную силу решение может быть обжаловано в соответствии с требованиями статей 30.12-30.19 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, регламентирующими порядок обжалования в порядке надзора.



Судья
Н. Ф. Машкина

Копия верна:
судья Н. Ф. Машкина