Курс ЦБ на 11 августа 2020 года
EUR: 86.8258 USD: 73.775 КЛЮЧЕВАЯ СТАВКА 4.25%
(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30
Узнать о системе больше

Поставщик (подрядчик, исполнитель) уступил права по контракту. Что делать заказчику?

Известно, что законодательство обязывает государственные и муниципальные унитарные предприятия осуществлять закупочную деятельность в полном объеме в соответствии с положениями Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 44-ФЗ). На это постоянно указывают Минфин (см., например, Письмо от 19.06.2017 № 24-04-08/38893) и Минэкономразвития (письма от 28.04.2017 № Д28и-1955, от 24.04.2017 № Д28и-1762, от 21.02.2017 № Д28и-645).

Также известно, что согласно официальной точке зрения цессия по государственным (муниципальным) контрактам не допускается (письма Минфина России от 21.07.2017 № 09-04-04/46799, от 06.06.2016 № 02-04-06/32553, от 11.03.2016 № 02-02-04/13740, от 11.03.2015 № 02-02-08/12916 и др.).

Тем не менее организации и ИП, исполнив обязательства по поставке товаров (выполнению работ, оказанию услуг), нередко передают третьим лицам право требования оплаты по государственному (муниципальному) контракту. Как в такой ситуации должен действовать заказчик?

Немного теории

По общему правилу для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется (п. 2 ст. 382 ГК РФ). При этом право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ). Иными словами, к цессионарию (новому кредитору) может перейти, в частности, право требования неустойки, если заказчик нарушил обязательства и у цедента (первоначального кредитора – поставщика, подрядчика, исполнителя) возникли основания для взыскания неустойки. Вместе с тем обе названных нормы допускают, что законом или договором (контрактом) может быть предусмотрено иное, допустим, запрет на уступку.

В силу п. 1 ст. 385 ГК РФ уведомить должника о переходе права может как цедент, так и цессионарий. Однако в случае, если уведомление представлено новым кредитором, должник (заказчик) вправе не исполнять обязательство (не перечислять плату) до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору. Данный нюанс важен для целей применения ст. 395 ГК РФ, предусматривающей ответственность за неисполнение денежного требования – начисление процентов на сумму просроченного долга. Но это тема для отдельного разговора.

От теории к практике

Если контрактом установлен запрет на уступку (то есть переход прав кредитора к другому лицу), то заключенный поставщиком договор цессии является недействительной сделкой. Соответственно, получив уведомление о переходе права требования, заказчик может его игнорировать и произвести оплату первоначальному кредитору (поставщику).

Интерес представляет та ситуация, когда контракт не содержит указанного запрета. Вправе ли заказчик не перечислять задолженность по контракту новому кредитору?

Долгое время заказчики, ссылаясь на позицию Минфина, отказывали цессионариям в перечислении денег. Однако суды часто признавали уступку законной и обязывали заказчиков произвести оплату новому кредитору (постановления АС ДВО от 30.01.2017 № Ф03-6440/2016 по делу № А16-2022/2015, от 14.09.2016 № Ф03-4229/2016 по делу № А73-18724/2015, АС УО от 04.05.2016 № Ф09-3069/16 по делу № А50-21460/2015, от 22.08.2016 № Ф09-8133/16 по делу № А60-58308/2015).

К сведению: интересно, что суды вставали на сторону цессионариев даже в тех случаях, когда уступалась задолженность, подтвержденная актами сдачи-при­ема, подписанными подрядчиками в одностороннем порядке и не содержащими подписи заказчика, или когда уступка совершалась неоднократно (постановления АС МО от 15.01.2016 № Ф05-16919/2015 по делу № А40-146994/2014, АС ПО от 15.07.2016 № Ф06-10696/2016 по делу № А12-53487/2015).

Важно, что некоторые заказчики не соглашались с мнением окружных судов и обращались в Верховный суд, однако тот неоднократно отказывал в передаче дел в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ (СКЭС ВС РФ) для пересмотра, тем самым фактически подтверждая обоснованность решений, принятых в пользу цессионариев (см. определения ВС РФ от 08.04.2016 № 305-ЭС16-1867 по делу № А40-146994/2014, от 23.09.2016 № 306-ЭС16-12154 по делу № А12-53487/2015 и от 17.03.2017 № 303-ЭС16-19416 по делу № А73-18724/2015). Между тем эти определения были приняты судьями ВС РФ единолично, что не позволяло говорить о наличии сформированной правовой позиции и не мешало существованию двух противоположных точек зрения по рассматриваемой проблеме.

Основным аргументом противников уступки были положения п. 7 ст. 448 ГК РФ, согласно которому, если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено в соответствии с законом.

Судебная коллегия расставила точки над i

Арбитры редко отказывали цессионариям, но иногда такое случалось. Один из недавних примеров – дело № А26-10174/2015. Суд первой инстанции встал на сторону нового кредитора, а вторая и третья судебные инстанции (Тринадцатый арбитражный апелляционный суд и АС СЗО) решили иначе: победитель торгов не вправе уступать права по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Организация обратилась в ВС РФ, и дело было передано в СКЭС ВС РФ.

Судебная коллегия в Определении от 20.04.2017 № 307-ЭС16-19959 сформулировала следующие выводы:

– ни бюджетное, ни гражданское законодательство не содержат запретов на уступку или передачу права требования по государственному (муниципальному) контракту третьим лицам после его фактического исполнения;
– требование об исполнении договора лично победителем торгов означает запрет на передачу возникающих из соответствующих договоров прав и обязанностей при выполнении работ, оказании услуг, поставке или получении имущества, в том числе во временное пользование;
– предусмотренный п. 7 ст. 448 ГК РФ запрет направлен на обеспечение надлежащего исполнения поставщиком основного обязательства, на защиту интересов заказчика от возможной уступки прав и обязанностей по заключенному контракту в части исполнения обязательств по поставке товара, выполнению работ, оказанию услуг. Этот запрет не распространяется на уступку победителем торгов денежного требования, возникающего из заключенного на торгах договора.

Иными словами, Судебная коллегия ВС РФ разъяснила, что закон позволяет уступать (передавать) третьим лицам право требования с заказчика уплаты денежных средств после выполнения работ или расторжения государственного (муниципального) контракта. Соответственно, отказавшись погасить задолженность, заказчик лишь увеличит ее размер, поскольку в случае просрочки исполнения заказчиком обязательств поставщик вправе потребовать уплаты неустоек (ч. 5 ст. 34 Закона № 44-ФЗ). К тому же, как было сказано выше, ст. 395 ГК РФ позволяет кредитору требовать уплаты процентов за пользование чужими денежным средствами.

Обратите внимание: Федеральным законом от 26.07.2017 № 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» уточнена формулировка п. 7 ст. 448 ГК РФ. Согласно новой редакции, если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено законом. Получается, начиная с 01.06.2018 закон будет прямо предусматривать право поставщика заключить договор цессии. Однако данное право имеется у него и сейчас, о чем свидетельствует правовая позиция ВС РФ, отраженная в Определении № 307-ЭС16-19959 по делу № А26-10174/2015 и закрепленная Президиумом ВС РФ в п. 17 Обзора судебной практики (Обзор судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утв. Президиумом ВС РФ 28.06.2017. Дополнительно рекомендуем ознакомиться с консультацией К. Г. Чагина «Отдельные аспекты судебной практики применения Закона № 44-ФЗ»).

Еще раз подчеркнем принципиальный нюанс: уступка правомерна после исполнения поставщиком обязанностей или после расторжения контракта. В противном случае (если соглашение об уступке заключено ранее указанных событий) у заказчика не возникает обязанности перечислять денежные средства цессионарию. Причем это подтверждено на уровне Верховного суда (см., в частности, Определение от 21.11.2016 № 309-ЭС16-11778 по делу № А34-4163/2015).

Еще из материалов судебной практики

Законность уступки и обязанность заказчика уплатить деньги цессионарию подтверждена также в постановлениях АС СЗО от 30.05.2017 № Ф07-4096/2017 по делу № А26-2478/2014 и от 14.06.2017 № Ф07-4714/2017 по делу № А56-31218/2016: ссылка на положения п. 7 ст. 448 ГК РФ ошибочна, поскольку она содержит запрет на передачу прав и обязанностей при выполнении работ, оказании услуг, поставке или получении имущества, но этот запрет не распространяется на уступку права требования к заказчику об уплате долга за выполненные работы. Договор цессии в данном случае не нарушает принцип адресности и целевого характера бюджетных средств.

Еще более однозначно высказался Девятый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 14.07.2017 № 09АП-22512/2017 по делу № А40-187286/16: введение п. 7 ст. 448 ГК РФ направлено на ограничение условий, создающих почву для различного рода злоупотреблений со стороны участников торгов в период фактического исполнения обязательств по предмету торгов. Уступка прав требования после исполнения обязательств означает переход к другому лицу только права требования оплаты поставленных товаров, а не возложение обязанности на последнего по фактическому исполнению договоров поставок.

В случае обратного запрет цессии по денежным обязательствам означал бы полную финансовую зависимость победителя торгов от их организатора, что, в свою очередь, не отвечает критерию разумности и справедливости, нарушает баланс интересов победителя торгов, добросовестно исполнившего свои обязательства по договору поставки, ставит его в неравное положение с организатором торгов и создает условия для злоупотребления правами и неисполнения обязательств со стороны заказчика по договору, в части нарушения сроков оплаты поставленного товара и отсутствия у исполнителя реального права получения своевременной оплаты поставленного надлежащим образом товара.

Уступка не влияет на объем прав и обязанностей должника, для которого не должно иметь значение, в чей адрес необходимо перечислять денежные средства с целью прекращения своего обязательства.

Примечательно, что в этом деле права по контракту были уступлены коллекторскому агентству, на сторону которого и встал Девятый арбитражный апелляционный суд.

Обратите внимание: сославшись на п. 7 ст. 448 ГК РФ, заказчику не удастся доказать, что договор уступки права требования является недействительным. Отказывая в удовлетворении такого требования, АС СКО в Постановлении от 22.06.2017 № Ф08-4073/2017 по делу № А63-11074/2016 отметил: в данном случае уступлено не право исполнения контракта поставщиком, а право требования исполнения обязательств заказчиком в части оплаты стоимости поставленных товаров. В результате такой уступки не происходит перемены поставщика (стороны договоров поставки).

Вместо заключения

Если контракт не содержит обязанности получать согласие заказчика на уступку, поставщик вправе заключить договор цессии. Дело в том, что в силу правовой позиции ВС РФ ни бюджетное, ни гражданское законодательство не запрещает передавать третьим лицам право требования оплаты товаров (работ, услуг) после фактического исполнения государственного (муниципального) контракта или его расторжения.

Руководствуясь данной правовой позицией, суды разных округов и инстанций встают на сторону цессионариев, обязывая заказчиков погасить задолженность, возникшую на основании соглашений об уступке (дополнительно см. постановления АС ПО от 05.07.2017 № Ф06-21994/2017 по делу № А65-20723/2016, АС ЦО от 03.05.2017 № Ф10-1721/2017 по делу № А68-8261/2015, Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2017 по делу № А44-591/2017, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2017 по делу № А67-9362/2016, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 11.05.2017 по делу № А78-17082/2016 и др.).

В связи с этим заказчикам нецелесообразно затягивать с перечислением денег, ведь нарушение сроков оплаты является основанием для начисления неустойки (взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами).




Кошкина Т. Ю.,
эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Комментарии (0)
Похожие документы
ДатаНазвание
21.05.2020Реестр договоров, заключенных заказчиками по Закону № 223-ФЗ
29.05.2019Особенности открытого запроса котировок по Закону № 223-ФЗ
19.02.2019Новации в закупках у государственных и муниципальных унитарных предприятий в 2019 году
26.08.2017Договоры, заключенные с малыми предпринимателями
26.08.2017Новости по контрактной системе (август, 2017)
26.08.2017Плановые и внеплановые проверки по контрактным закупкам бюджетных учреждений