(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30
Узнать о системе больше

Представляем вашему вниманию ряд судебных решений. В одних суды рассматривали регрессные иски ФСС, в которых были заявлены требования о взыскании с работодателя суммы пособия, выплаченного в связи с несчастным случаем, в других – иски ПФР к работодателям, которые представили в фонд недостоверные сведения, в результате чего пенсии были выплачены в завышенном размере. Чью сторону заняли арбитры?

О регрессных исках ФСС по взысканию с работодателя расходов в виде суммы пособия, выплаченного в связи с несчастным случаем.

Право на получение страховых выплат и пособий в результате несчастных случаев, произошедших на производстве, установлено ч. 2, 3 ст. 7, ст. 10, 11, 12 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Принято считать, что все выплаты производятся за счет средств ФСС. Однако есть практика обращений в суд с регрессными исками ФСС, в которых фонд взыскивает с организаций ущерб в виде суммы пособия, выплаченного в связи с несчастным случаем.

В Постановлении АС СЗО от 04.10.2018 по делу № А05-1284/2018 разбиралась кассационная жалоба ФСС, в которой фонд просил отменить постановление апелляционного суда и возместить ему расходы на выплату пособия в связи с несчастным случаем. Суд поддержал требования фонда.

Суть дела заключалась в следующем. По вине работника организации было совершено ДТП, в результате которого погиб другой работник этой организации. Обстоятельства случившегося были зафиксированы в акте о несчастном случае на производстве. По результатам рассмотрения материалов в отношении указанного несчастного случая ФСС назначил и выплатил страховое возмещение и ежемесячные страховые выплаты.

Фонд, ссылаясь на то, что выплаченная им сумма страхового возмещения является для него убытками, которые подлежат возмещению организацией как работодателем лица, причинившего вред, и как владельцем источника повышенной опасности по правилам ст. 1068, 1079 ГК РФ, обратился в арбитражный суд с иском.

Суд первой инстанции, признав иск обоснованным по праву и размеру, удовлетворил его. Апелляционная инстанция не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменила решение и отказала в иске.

Выводы апелляционного суда заключались в том, что если вред причинен не стороннему лицу, а лицу, в отношении которого юридическое лицо уже является участником правоотношений по социальному страхованию данного лица как работника, то это юридическое лицо, уплатив за своего работника страховые взносы на социальное страхование и приняв тем самым участие в создании страхового фонда, уже освобождается от возмещения причиненного вреда.

Однако, проверив материалы дела и обоснованность доводов, приведенных в кассационной жалобе, кассационная инстанция пришла к другим выводам.

Арбитры отметили, что обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т. п.).

При этом лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т. п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом (п. 1 ст. 1081 ГК РФ).

С учетом изложенного должником в регрессном обязательстве является лицо, ответственное за причинение вреда.

К сведению: в соответствии с пп. 8 п. 1 ст. 11 Федерального закона от 16.07.1999 № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» органы социального страхования как страховщики имеют право обращаться в суд с исками о защите своих прав и возмещении причиненного вреда, в том числе предъявлять регрессные иски о возмещении понесенных расходов. Денежные средства, присуждаемые по таким искам, являются одним из источников поступлений в бюджет фонда обязательного социального страхования (ст. 17 данного закона).

Суд отметил, что регрессные иски ФСС, предъявляемые на основании указанных норм права, представляют собой правовой механизм возложения бремени ответственности за причиненный вред в конечном итоге непосредственно на его причинителя.

Как следовало из материалов дела, смерть работника наступила вследствие ДТП, в результате взаимодействия источника повышенной опасности. Владельцем транспортного средства, которым совершено ДТП, является организация, а управление автомобилем в момент его совершения осуществлял работник организации, находившийся при исполнении трудовых обязанностей.

Оценив и исследовав представленные в материалы дела доказательства, суд пришел к обоснованному выводу, что организация как владелец источника повышенной опасности несет ответственность за причиненный таким источником вред (смерть).

Факт причинения вреда, его размер были подтверждены представленными в материалы дела доказательствами, при этом расходы ФСС, заявленные к возмещению организацией, признаны обоснованными.

Установив совокупность вышеуказанных обстоятельств, суд удовлетворил заявленный ФСС иск.

Кассационная инстанция признала: вывод суда первой инстанции о наличии у ФСС как лица, исполнившего обязанность по страховому возмещению, права на обращение с регрессным иском о взыскании ФСС заявленных расходов к причинителю вреда – владельцу источника повышенной опасности и работодателю по отношению к лицу, совершившему ДТП, основан на законе и соответствует цели его деятельности, а именно пополнению источника страховых выплат.

Ранее к такому же выводу пришел ФАС УО в Постановлении от 23.10.2012 № Ф09-10011/12 по делу № А34-8996/2011. ФСС обратился с требованием о взыскании с таможенного органа в порядке регресса средств, потраченных на выплату пособия по временной нетрудоспособности и оплату расходов на лечение застрахованного лица (в результате несчастного случая (ДТП) работник находился на лечении). Приняв решение в пользу ФСС, суд указал: так как владельцем транспортного средства, которым совершено ДТП, является таможенный орган, который несет ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, расходы подтверждены. В рассматриваемом деле и страхователем, и причинителем вреда было одно лицо, и у ФСС была возможность выбрать способ защиты.

Отметим, что ранее АС СЗО придерживался иного мнения. В Постановлении от 19.09.2016 № Ф07-7344/2016 по делу № А66-13615/2015 было рассмотрено требование о взыскании ФСС с предпринимателя в порядке регресса убытков при следующих обстоятельствах: работник предпринимателя погиб во время производственного перерыва, фонд произвел в пользу несовершеннолетнего сына работника страховые выплаты в счет возмещения вреда в связи со смертью кормильца.

Суд отказал в удовлетворении требования, поскольку страховые выплаты были осуществлены в рамках деятельности страховщика, а не в результате нарушения его прав и причинения вреда, фонд исполнял обязанности, возложенные на него законодательством об обязательном социальном страховании.

Такой же вывод содержится в Постановлении АС ВВО от 08.04.2015 № Ф01-620/2015 по делу № А79-4826/2014.

Существуют судебные решения, в которых арбитры поддержали заявленные ФСС требования, но с иными обстоятельствами дела: несчастный случай произошел по вине работника другой организации. В этой ситуации, по мнению судей, спор становится гражданско-правовым, а значит, должен решаться по нормам ГК РФ.

В Постановлении от 15.09.2009 № 5162/09 по делу № А76-4669/2008-10-336 Президиум ВАС указал, что иск о регрессном взыскании страхового возмещения удовлетворен правомерно, так как участие ответчика в создании страхового фонда посредством уплаты страховых взносов на социальное страхование за своих работников не освобождает его от обязанности возмещения причиненного стороннему лицу вреда, так как участником правоотношений по его социальному страхованию ответчик не является.

При схожих обстоятельствах были приняты решения в пользу ФСС в постановлениях АС ВСО от 01.08.2018 № Ф02-3255/2018 по делу № А19-3770/2017, АС ПО от 14.07.2017 № Ф06-22489/2017 по делу № А57-25387/2016, АС УО от 18.02.2016 № Ф09-10653/15 по делу № А76-7755/2015, ФАС УО от 25.01.2012 № Ф09-9307/11 по делу № А76-6529/2011.

О взыскании ПФР с работодателя убытков в случае несообщения о работающих пенсионерах.

Граждане пенсионного возраста могут оформить страховую пенсию по старости и продолжать работать. При этом работающие пенсионеры в период осуществления ими трудовой деятельности не имеют права на индексацию размера фиксированной выплаты к страховой пенсии и корректировку стоимости индивидуального пенсионного коэффициента (ИПК) (ч. 1 ст. 26.1 Федерального закона от 28.12.2013 № 400-ФЗ).

При определенных условиях работающий пенсионер имеет право на перерасчет размера фиксированной выплаты к страховой пенсии (например, при установлении ему I группы инвалидности, изменении количества нетрудоспособных членов семьи, находящихся у него на иждивении, приобретении необходимого стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях). Перерасчет пенсии производится на основании заявления и документов, необходимых для такого перерасчета (ч. 8 ст. 18 Федерального закона № 400-ФЗ, п. 48, 49 Правил).

К сведению: после увольнения пенсионер получит суммы страховой пенсии и фиксированной выплаты к ней с учетом индексации и корректировки, имевших место в период осуществления им работы, начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем прекращения работы. В случае возобновления им работы после осуществления индексации и корректировки страховая пенсия и фиксированная выплата к ней предоставляются в сумме, причитавшейся на день, предшествующий дню возобновления работы (ч. 1, 3, 8 ст. 26.1 Федерального закона № 400-ФЗ, п. 1 ст. 7 Федерального закона от 15.12.2001 № 167-ФЗ, Информация ПФР «О порядке выплаты пенсионерам пенсии после прекращения трудовой деятельности» (размещена на сайте http://www.pfrf.ru по состоянию на 05.07.2017)).

Согласно п. 4 ст. 26.1 Федерального закона № 400-ФЗ факт осуществления (прекращения) пенсионерами работы и (или) иной деятельности, в период которой они подлежат обязательному пенсионному страхованию в соответствии с Федеральным законом от 15.12.2001 № 167-ФЗ, уточняется органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, ежемесячно на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета.

Пунктом 2.2 ст. 11 Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ предусмотрено, что страхователь ежемесячно не позднее 15-го числа месяца, следующего за отчетным периодом – месяцем, представляет сведения о каждом работающем у него застрахованном лице. Форма сведений о застрахованных лицах (СЗВ-М) утверждена Постановлением Правления ПФР от 01.02.2016 № 83п.

К сведению: порядок ведения ПФР индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах определен Инструкцией, утвержденной Приказом Минтруда РФ от 21.12.2016 № 766н.

За непредставление в установленные сроки индивидуальных сведений либо представление страхователем неполных и (или) недостоверных сведений о застрахованных лицах он несет ответственность в соответствии со ст. 17 Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ (п. 39 Инструкции): на него налагается штрафв размере 500 руб. в отношении каждого застрахованного лица.

К сведению: страхователь вправе при выявлении ошибки в ранее представленных индивидуальных сведениях в отношении застрахованного лица до момента обнаружения ошибки территориальным органом ПФР самостоятельно представить в территориальный орган фонда уточненные (исправленные) сведения о данном застрахованном лице за отчетный период, в котором эти сведения уточняются, и финансовые санкции к такому страхователю не применяются.

Пенсионный фонд в Письме от 28.03.2018 № 19-19/5602 высказал официальное мнение: финансовые санкции не применяются лишь в том случае, если корректируются именно ранее представленные сведения о конкретном застрахованном лице. Представление страхователем дополняющих форм на лиц, в отношении которых за отчетный период ранее сведения не подавались, является основанием для применения финансовых санкций.

К сведению: Верховный суд против того, чтобы наказывать страхователя за самостоятельное дополнение формы СЗВ-М. Согласно позиции, изложенной в Определении ВС РФ от 05.09.2018 № 303-КГ18-5702, если страхователь вовремя сдал форму СЗВ-М, а затем выявил ошибку и до ее обнаружения ПФР дополнил сведения, штрафовать его нельзя.

Однако ПФР не хочет ограничиваться только финансовыми санкциями в размере 500 руб. за каждое застрахованное лицо, в отношении которого не поданы сведения, – в случае непредставления формы СЗВ-М в отношении пенсионеров работодатель должен компенсировать убытки от индексации пенсии.

К сведению: законодательством не предусмотрено удержание с работников-пенсионеров излишне выплаченных сумм пенсии, которые образовались в связи с непредставлением страхователем в установленный срок либо представлением им неполных и недостоверных сведений (ч. 10 ст. 26.1 Федерального закона № 400-ФЗ). Согласно Определению ВС РФ от 15.02.2017 № 306-ЭС16-13489 по делу № А12-41251/2015 действующее законодательство не допускает возложения на гражданина обязанности по возмещению возникшего в результате необоснованного назначения трудовой пенсии перерасхода средств на выплату трудовых пенсий ПФР при отсутствии недобросовестности со стороны получателя пенсии и счетной ошибки.

ПФР вправе требовать с работодателя переплату в качестве возмещения ущерба, если последний представил неверные сведения. Дело в том, что на основании п. 1 ст. 28 Федерального закона № 400-ФЗ организации несут ответственность за достоверность сведений, содержащихся в документах, представляемых ими для установления и выплаты пенсии. Согласно п. 3 названной статьи в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения своих обязанностей и выплаты в связи с этим излишних сумм страховой пенсии работодатель возмещают органу, выплачивающему страховую пенсию, причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством, а именно гл. 60 ГК РФ.

Учитывая приведенные нормы,ПФР сначала направляет работодателю претензию с просьбой возместить ущерб добровольно, а в случае отказа последнего обращается в суд. ПФР для взыскания ущерба должен доказать (ст. 1064 ГК РФ):

– наличие ущерба и его размер;
– вину работодателя;
– противоправность действий работодателя;
– причинно-следственную связь между действиями работодателя и возникшими убытками.

В Постановлении АС ДВО от 20.09.2018 по делу № А51-27243/2017 суд поддержал ПФР, который потребовал от страхователя возместить убыток, возникший в результате выплаты пенсий в повышенном размере.

Дело заключалось в следующем. Организация не представила в установленный срок отчет по 92 работникам-пенсионерам. В отсутствие отчета ПФР решил, что данные сотрудники уволились, и выплатил пенсию с индексацией. После получения сведений от работодателя фонд обнаружил убыток в виде переплаты по пенсиям.

Суд указал, что одним из существенных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения возникшего спора, является установление виновного лица, чьи действия повлекли перерасход средств на выплату трудовых пенсий, которым в силу положений ст. 28 Федерального закона № 400-ФЗ может быть как работодатель, так и работник-пенсионер.

Изучив материалы дела, арбитры установили, что причиной выплаты пенсионерам пенсий в завышенном размере стало именно несвоевременное представление предприятием сведений по форме СЗВ-М за июль 2016 года, следовательно, ущерб в связи с представлением в орган ПФР недостоверных сведений причинен предприятием. Кроме того, был проверен и признан верным расчет подлежащего взысканию с ответчика ущерба, произведенный заявителем.

В итоге работодателю пришлось возместить ПФР ущерб в размере 50 557,25 руб.

В Постановлении от 17.04.2018 № Ф07-2395/2018 по делу № А26-27/2017 АС СЗО полностью поддержал требования ПФР, так как было доказано, что убытки фонда возникли из-за непредставления сведений о работающих лицах, и фонд представил верный расчет убытков.

В Постановлении от 28.09.2018 № А42-9862/2017 АС СЗО удовлетворил заявленные требования ПФР частично. Суд признал, что фонду причинен убыток, но не согласился с суммой, заявленной к возмещению.

По мнению фонда, переплата пенсии произошла по причине несвоевременного представления организацией сведений по форме СЗВ-М за август 2016 года, которые поступили от страхователя 31.03.2017.

Однако в ходе судебного разбирательства было выяснено, что указанные сведения за сентябрь 2016 года и последующие периоды подавались страхователем своевременно.

К сведению: согласно п. 4 ст. 28 Федерального закона № 400-ФЗ в случае обнаружения органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, ошибки, допущенной при установлении и (или) выплате страховой пенсии, установлении, перерасчете размера, индексации и (или) выплате фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения такой фиксированной выплаты), данная ошибка устраняется.

Проанализировав содержание Правил, суд указал, что индексация пенсии неработающим пенсионерам производится на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета. Соответствующее решение принимает территориальный орган ПФР. Если после издания распоряжения об осуществлении индексации пенсии получены сведения о факте выполнения пенсионером работы, фонд должен пересмотреть ранее вынесенное решение о выплате сумм страховой пенсии путем принятия нового решения.

В рассматриваемом деле фондом не были соблюдены установленные сроки для вынесения нового решения. Следовательно, значительная часть переплаты возникла не из-за виновных действий работодателя, а из-за несвоевременной отмены фондом повышенной выплаты.

В итоге с работодателя был взыскан ущерб в части переплаты пенсии за один месяц.

К аналогичному выводу пришли арбитры в Постановлении АС СЗО от 30.07.2018 № Ф07-8267/2018 по делу № А56-71890/2017.

Вместе с тем есть решения и в пользу страхователей.

В Постановлении от 19.02.2018 № Ф09-164/18 АС УО рассмотрел следующую ситуацию. Работодатель представил форму СЗВ-М за декабрь 2016 года в установленный срок (09.01.2017), однако в ней не были отражены 180 работающих пенсионеров. После самостоятельного обнаружения ошибки в ПФР 16.02.2017 была направлена дополняющая форма с кодом «ДОП» за декабрь. Фонд не учел сведения из дополняющей формы и 20.02.2017 принял решение об индексации пенсии этим гражданам. ПФР заявил требование о возмещении ему убытков в размере более 200 000 руб. Но суд отказал в иске, так как решение об индексации было принято после подачи страхователем уточненных сведений, то есть на момент, когда оснований для этого у ПФР уже не было.

В Постановлении от 17.09.2018 № Ф01-3842/2018 по делу № А82-18736/2017 АС ВВО также отказал ПФР во взыскании ущерба, причиненного в результате представления недостоверных сведений о застрахованном лице.

Пенсионный фонд настаивал на том, что работодатель представил сведения индивидуального (персонифицированного) учета, в которых отсутствовали данные о его работнике, в связи с чем фонд увеличил размер фиксированной выплаты к страховой пенсии данного лица как неработающего пенсионера. Однако в ходе рассмотрения дела суд не установил наличие причинно-следственной связи между действиями работодателя и несением ПФР убытков (излишняя выплата пенсии работникам организации была произведена после того, как сведения по форме СЗВ-М уже были сданы).

Такой же вывод содержится в Постановлении АС СЗО от 17.04.2018 № Ф04-876/2018 по делу № А75-10744/2017 (Определением ВС РФ от 14.08.2018 № 304-КГ18-11128 отказано в передаче дела для пересмотра в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ).

* * *

С учетом сложившейся судебной практики существует большая доля вероятности, что работодателя смогут привлечь к возмещению убытков в следующих случаях:

– если ФСС произвел страховые выплаты в связи с несчастным случаем на производстве, при этом организация признана ответственной за причиненный застрахованному лицу вред;
– если ПФР выплатил пенсию в повышенном размере работающему пенсионеру из-за несвоевременно полученных сведений по форме СЗВ-М.



Демидов Г. И.,
эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Комментарии (0)
</