Курс ЦБ на 9 декабря 2021 года
EUR: 83.364 USD: 73.8453 КЛЮЧЕВАЯ СТАВКА 7.5%
(499) 921-02-35
с 8:30 до 17:30
Узнать о системе больше

Комментарий к Определению ВС РФ от 20.09.2018 № 305-КГ18-9064.

Объектом налога на имущество организаций признается движимое и недвижимое имущество (напомним, с 1 января 2019 года – только недвижимое имущество), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета, если иное не предусмотрено ст. 378, 378.1, 378.2 НК РФ (п. 1 ст. 374 НК РФ).

При этом согласно ч. 1 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в ЕГРН органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрация объектов недвижимости в ЕГРН осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом от 13.07.2015 № 218-ФЗ (далее – Закон № 218-ФЗ).

Из Письма ФНС России от 01.10.2018 № БС-4-21/19038@ следует, что запись в ЕГРН об объекте имущества имеет определяющее значение для квалификации вида объектов имущества в качестве недвижимости и, как следствие, для решения вопроса о порядке налогообложения этого объекта (см. также Письмо ФНС России от 02.08.2018 № БС-4-21/14968@).

Между тем на практике иногда случаются ситуации, когда этот критерий не работает. Показательным примером в данном случае является спор по делу № А40-154449/2017, который был рассмотрен арбитрами Московского округа (Постановление от 28.04.2018 № Ф05-5266/2018). Причиной данного спора стали следующие обстоятельства.

Компании на праве собственности принадлежал объект недвижимости, включенный Постановлением Правительства г. Москвы от 28.11.2014 № 700-ПП в перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база на 2015 год определялась как их кадастровая стоимость. Спорный объект в отчетном периоде 2015 года был снесен, что подтверждает соответствующий акт обследования от 15.04.2015. Вместе с тем запись о прекращении права собственности на этот объект в связи с его ликвидацией в ЕГРН была внесена лишь 24.09.2015.

Налоговики, исходя из наличия зарегистрированного права собственности на спорное здание (подтверждено сведениями из ЕГРН), доначислили налог на имущество компании за девять месяцев 2015 года (в размере более 3 млн руб.).

К сведению: кстати, аналогичный подход к исчислению налога на имущество физических лиц в отношении квартиры в снесенном доме специалисты ФНС продемонстрировали в Письме от 03.04.2018 № БС-4-21/6276@. В нем налоговики указали, что только поступление сведений в налоговый орган о снятии дома с кадастрового учета является основанием прекращения взимания налога. Тогда как информация о сносе многоквартирного дома, представленная заинтересованным лицом (в частности, Департаментом городского имущества города и ГБУ БТИ), по мнению ведомства, не может рассматриваться в качестве достаточного основания для прекращения начисления налога в отношении расположенных в таком доме жилых помещений, актуальные сведения о которых содержатся в ЕГРН.

Минфин в Письме от 11.07.2018 № 03-05-06-01/48273 также считает, что исчисление налога на имущество физических лиц в отношении квартир, расположенных в многоквартирном доме, подлежащем сносу, производится до внесения в ЕГРН сведений о прекращении прав собственности на такие квартиры.

Но вернемся к комментируемому документу.

Компания, не согласившись с доначисленной суммой налога, обратилась в суд.

К сведению: по мнению компании, доначисление налога неправомерно, поскольку фактический снос (разрушение) здания свидетельствует о выбытии основного средства (имущества, признаваемого объектом налогообложения) и, как следствие, об отсутствии оснований для доначисления налога на имущество. Ведь ст. 374 НК РФ предусмотрено, что объектом налогообложения для российских организаций признается в том числе недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве основного средства в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета.

Безусловно, в вышеизложенной позиции налогоплательщика есть определенный резон. Ведь странно, согласитесь, платить организации налог на имущество по объекту налогообложения, который физически не существует. Это противоречит основному принципу налогообложения (ст. 17 НК РФ) и специальным правилам, установленным гл. 30 НК РФ. Хотя, с другой стороны, что помешало налогоплательщику своевременно подать сведения в ЕГРН о ликвидации спорного объекта?

Тем не менее судебные инстанции не вняли этому доводу налогоплательщика. Руководствуясь положениями Налогового кодекса (ст. 374, 378.2 и 382 НК РФ), Гражданского кодекса (ст. 131 и 235 ГК РФ), а также нормами Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ (далее – Закон № 122-ФЗ) и Закона № 218-ФЗ, арбитры указали, что в отношении недвижимого имущества, поименованного в п. 1 ст. 378.2 НК РФ, допустимыми для исчисления налога на имущество признаются только сведения ЕГРН, поскольку:

– п. 1 ст. 16 Закона № 122-ФЗ (в редакции, действовавшей в 2015 году) установлен заявительный порядок государственной регистрации прав;
– регистрация прав в связи с прекращением существования здания, сооружения, объекта незавершенного строительства, единого недвижимого комплекса, права на которые зарегистрированы в ЕГРН, осуществляется в соответствии с п. 4 ст. 15 Закона № 218-ФЗ по заявлению собственника таких объектов недвижимости.

В результате арбитры (Постановление АС МО № Ф05-5266/2018) признали правомерным доначисление налога на имущество.

К сведению. Позиция судов: в отношении объекта недвижимости правила признания его объектом налогообложения (наличие зарегистрированных прав) и объектом бухгалтерского учета (несоответствие понятию «актив») различаются. Поэтому налог на имущество по спорному объекту в 2015 году должен исчисляться исходя из кадастровой стоимости объекта недвижимости до момента регистрации прекращения права собственности и снятия с государственного кадастрового учета объекта.

Проиграв спор в кассации, компания пошла дальше и обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд, где она настаивала на том, что фактический снос (разрушение) здания свидетельствует о выбытии основного средства (имущества, признаваемого объектом налогообложения) и, следовательно, об отсутствии оснований для доначисления налога на имущество организаций. В обоснование она привела следующие доводы:

– плательщиками налога на имущество признаются организации, имеющие имущество, признаваемое объектом налогообложения (ст. 373 НК РФ);
ст. 374 НК РФ предусмотрено, что объектом налога на имущество организаций для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета;
– положения ст. 378.2 и 382 НК РФ, предусматривающие особенности обложения налогом объектов недвижимости, в отношении которых налоговая база определяется как их кадастровая стоимость, иное не устанавливают.

Признав эти доводы компании убедительными, судья Верховного Суда передал дело № А40-154449/2017 на пересмотр в Судебную коллегию (Определение от 26.07.2018 № 305-КГ18-9064).

Высшие арбитры, в свою очередь, в Определении от 20.09.2018 № 305-КГ18-9064 отменили все судебные акты и приняли решение в пользу компании, указав в качестве обоснования следующие доводы:

– согласно ст. 373 НК РФ плательщиками налога являются организации, имеющие имущество, признаваемое объектом налогообложения. Соответственно, если у организации нет имущества, то и объекта налогообложения у нее тоже нет. Однако суды не приняли во внимание, что право на вещь не может существовать в отсутствие самой вещи;
– в соответствии со ст. 374 НК РФ объектом налога на имущество организаций признается недвижимое имущество, которое учитывается на балансе в качестве объекта основных средств. Значит, снятое с баланса здание не может быть объектом налогообложения. Но суды не учли, что объектами основных средств являются исключительно реально существующие объекты, способные приносить экономические выгоды его владельцу.

Примечательно, что днем ранее Определением от 19.09.2018 № 305-КГ18-12600 по делу № А40-154450/2017 судья Верховного Суда передал на пересмотр дело о доначислении налога все той же компании, но за полугодие 2015 года. Каким будет окончательный вердикт по данному спору с учетом комментируемого судебного акта, полагаем, можно предугадать уже сейчас, причем с большой долей вероятности.

В завершение добавим, что ФНС довольно быстро среагировала на решение, принятое Судебной коллегией Верховного Суда в Определении № 305-КГ18-9064, – Письмом от 24.09.2018 № БС-4-21/18577@ она направила это определение территориальным налоговикам для использования в работе. Что, впрочем, объяснимо, поскольку правовая позиция, изложенная в нем, окажет влияние на исчисление другого налога – налога на имущество физических лиц.




Гришина О. П.,
эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Комментарии (0)
Похожие документы
ДатаНазвание
10.12.2021Очередные поправки в Налоговом кодексе
10.12.2021В отношении недвижимого имущества – торгового объекта, используемого в предпринимательской деятельности, ИП уплатил налог на имущество физлиц, исходя из кадастровой стоимости. Вправе ли он учесть в облагаемой в рамках УСНО базе затраты на уплату указанного налога?
04.12.2021Налог на имущество исчисляет арендодатель
21.01.2019Ликвидация предприятия: гарантии при увольнении
16.01.2019Ликвидация организации: гарантии работникам должны быть реализованы
13.01.2019Конституционный суд – о гарантиях уволенным в связи с ликвидацией организации